“Матросы хотели поднять бунт, но было лень”.

1974 год.
Подчерье-Щугор (Приполярный Урал)


20 июля 1974 г, суббота 1 день, 1 день дороги


Дневник похода. Зачат в поезде №80 Москва-Воркута.

Удачно и без опозданий все собрались на Ярославском вокзале. В 13 часов подали поезд и началась посадка в наш общий вагон №1, который удален на 18 вагонов, ~ 800 м. Валя и Андреич ворвались в вагон и заняли купе. При наличии особо зловредной публики, рвущейся с мешками, поступок Вали заслуживает первой благодарности (Ю.С.), затем погрузка осуществлялась через удачно сильно открытое окно. Под конец напряжение поднялось до предела. Пришел Кыля с Таней (тра-та-та) и помог нам при погрузке. Андреич остался в другом вагоне. Вместе с провожающими спели прощальную “Мы выходим на рассвете”. Вслед уходящему поезду Кыля выкрикнул “Пара па бабам” и тут Андреич увидел Першина с рюкзаком, но было очень жарко. Сконцентрировались в своём купе и переместив “наши рюкзаки”, начали снимать накопившееся огромное напряжение с помощью двух испытанных и верных средств - жратвы и питья. И поехали легко и свободно, нисколько не раздражаясь и полностью расслабившись. При этом мужики хорошо потели и капали на стол. Валя трижды снабжал нас свежим чаем. Капитаны решили записать “капитанскую пулю”, но при поддержке Серого к нам внедрилась Людмила и, конечно же, обыграла всех. Вновь приехали в Вологду и публика в вагоне стабилизировалась. Песнопениями завершили первый день. Разбили первую банку соуса.


21 июля 1974 г, воскресенье 2 день, 2 день дороги.

Проснулись и пошли за чаем, но ночью Валя усмирял женщин, борющихся за место. У Андреича вся голова была в синяках и Маша дала ему людмилину штучку, а потом его обругала проводница соседнего вагона, ведающая кипятком. Потом был чай, жарко, чай, жарко и т.д. и т.п. весь день наблюдали погрузку и выгрузку зэков из нулевого вагона. Один из них был толстый, добродушный, с животом большим и толстым, как у Серого, весь полосатый и с полосатым свертком. Некоторые молодые были с гитарами и вообще - пижоны.
остальные занимались упаковочно-сборочными работами Маша впервые в жизни увидела белые ночи и тогда Валя за 3/4 стакана договорился с проводником об открывании другой двери.


22 июля 1974 г, понедельник 3 день, 1 день вверх.

В Печоре мы очень быстро выгрузились и матросы тут же пошли в столовую, где все съели, а капитаны уже грузились в автобус, который довез прямо до пристани без всякой награды. На пристани уже “кемарил” одинокий турист, говорят на Першина похож, а мы не растерялись, вымыли ноги и, послав матросов за билетами (7.80 р), сварили чай и вновь сняли напряжение. Но тут пошли волны байдарочников и только одна из групп могла составить конкуренцию. После грозы лихо погрузились в “Зарю” и вновь началась жара. При этом некоторые смогли заснуть. Проплыв ещё одну грозу и не поддавшись на провокацию кассира в “Заре”, мы благополучно высадились в Подчерье. Валя и Серый сходили на почту, а остальные занимались упаковочно-сборочными работами. Когда они принесли всё-таки хлеб и мы начали выплывать, сил не хвалило, чтобы принять допинг. Однако Печору мы проплыли и за деревней остановились на высоком правом (против течения) берегу, супротив как раз аэродрома. Дважды принятый в ужин допинг уже не оказал на нас никакого действия. Таким образом, после песнопений и беседы с местными детьми мы залегли по палаткам, несмотря на гуляющих вокруг лошадей. На завтра объявлен свободный подъем.


23 июля 1974 г, вторник 4 день, 2 день вверх.

(Серый и Людмила)

Один за другим с 9 утра все начали вылазить из душных палаток, готовить завтрак (Андреич и Люда), купаться, клеить Баргузина (Серый и Людмила), собирать чернику (Маша). Самым выносливым и стойким оказался Валя, который во вред своему здоровью решил воспользоваться предоставленной ему возможностью свободного подъема. Однако после прихода Серого из сельсовета он вышел и даже испугался, но отказался обедать. Тогда все собрались и благополучно выплыли. Матросы стали забегать по берегу вперед и купанием с повизгиванием расхолаживали рогом упирающихся капитанов. Это получалось у них очень ловко. Капитаны, как простые, клевали на такую приманку и тоже купались, но потом раскусили всё, подсунули матросам якобы репелент и сами упилили далеко вперед и дошли до места ночевки. Раскаявшихся матросов Валя и Андреич всё-таки перевезли на свой берег и все, кроме Людмилы, немного искупались. Около берега наблюдали мелких и глупых рыбешек, давили чернику, пойло жрали ложками и дважды, но опять безрезультатно, только Людмила влезла в новом черном купальнике в речку. Долго с помощью оптики рассматривали как местные с лодки ловили хариуса. Серый пораньше лег спать, чтобы всех поднять рано утром. Когда мы тоже собрались залечь часа в 2 ночи (здесь и далее время декретное, +3 часа), приплыли рыбаки - 3 парня и около получаса покалякав мы распрощались.


24 июля 1974 г, среда 5 день, 3 день вверх.

Ко всеобщему удовольствию, Серый проспал ~ на час и мы вышли в 11:30. День прошел не без приключений. Светило солнце, много купались. Матросы расслабились и даже начали отставать. В одном месте, напротив нескольких домиков, капитаны зашли за скалу в тенечек и, покуривая, поджидали матросов. Когда Андреич выплыл поглядеть, матросы уже влезли до середины скалы, причем Людмила была в два раза выше остальных. Спускаться оказалось намного страшнее и Андреич свел вниз Машу, а его матрос - Люда бесстрашно спустился сам. Тут оказалось, что Людмила застряла на полпути. Пришлось спускать и её (почти как отца Федора). Очень довольные обитатели домиков зафиксировали всё это на киноаппарат.
День был жаркий

Этим все не закончилось, так как в обед Валя забыл свои кеды и пошел назад, а Людмила полдня была за капитана. В это время повстречались с рыбнадзором и поверхностный осмотр байдарок не выявил наших браконьерских наклонностей. Зайдя за Орловку остановились. Перед этим прорвались через комариный кордон. Перед сном прошёл дядька с корабликом и оставил нам своих комаров. С тем и заснули.


25 июля 1974 г, четверг 6 день, 4 день вверх.

Валя с Машей встали вовремя и приготовили “геркулес”, который расслоил группу на два противоположных лагеря. Зубарев решил отвечать на каждую гречку геркулесом. Но командир остался верен своим привычкам и одновременно остался голоден. Серый все утро клеил байдарку и вышли поздно. День был жаркий и не было комаров. Матросня была очень довольна и даже меньше купались, так как было меньше укусов. Кругом были красивые скалы, почему-то они назывались кирпичными. Иногда матросы залезали на эти рыжие скалы и кричали “Андреич, сними”, но быстренько сами сползали обратно. Под одной красивой скалой было устроено совместное купание. Один Валя не снимал спецодежды, скептически поглядывая на других и разговаривал с горами. Потом долго издевался над вороной. Ворону вскоре стало жалко, она злилась на собственное эхо. Маша, как всегда, не совладала со скалолазанием и поскользнулась на подводных плитах. Долго стояла на одной ноге в воде, пока её (в который раз!) не вытащил Андреич.

Обед был в прекрасном месте, кругом скалы. Он опять разделил нас на два лагеря, так как картофельная замазка была слишком жидкой. Она оказалась непреодолимым препятствием для Вали. Впрочем, возможно, все силы он отдал поискам банки тушенки в байдарке и иссяк, в результате чего остался голоден. Кругом урчала гроза и изредка капало. Стало прохладно и комаристо. Очень хотелось бросить все и ловить косяк семги, который упорно шел за нами вверх. Периодически какая-нибудь из рыб, длиною, по словам Людмилы, в 0.75 м, выпрыгивала из воды. Нашли на берегу в траве отличный спиннинг и, внутренне дрожа, забрали с собой. К вечеру повстречали моторку с браконьерами, они стояли в отличном месте около ручья. Видимо, это был их спиннинг, но мы не стали делать широких жестов и не отдали его. Вечером он был опробован Валей, но неудачно. Тем не менее был отмечен выход на военную тропу. Спирт, как всегда, не подействовал. Причины этого ещё неизвестны. Видимо, время от приема до приема, так же как и дозы будут увеличены. После часу ночи все успокоились в палатках, только на берегу маячила одинокая фигура Вали. Мечта о хариусёныше не давала ему заснуть. Никто не знает, сколько это продолжалось. Валя


26 июля 1974 г, пятница 7 день.

“Козодои” не проспали и ровно в 8 утра подали завтрак. С большим трудом из палатки выбрался Валя. Шли, купались. Остановились на повороте под красивой скалой перекурить, потом решили пообедать и тут на перекате Валя с помощью Серого вытащил наконец первую рыбу, длиной в одну руку. С большим подъемом и воодушевлением пообедали. Андреич пил чай, сидя в воде. Вечером долго искали хорошее место. Наконец нашли - остановились на галечной косе. Матросы купались. Людмила обстригла своего капитана лесенкой, а потом Валя остатки выбрил. Вместо Серого получился “Синий”. Весь процесс подробно засняли на кино- и фотопленку. Вслед за этим приняли тройную дозу и как-то разбрелись по палаткам. Кое-кто ещё пел, а кто-то вполз в палатку.


27 июля 1974 г, суббота 8 день, 5 день вверх.

Прошли сразу же Залаздивож. Обедать остановились под скалой на острове. Дежурные (“Клещи”) не рискнули углубляться в кусты и решили сварить обед без дров; очень долго ждали, когда закипит чай, который, кажется так и не закипел, но его заварили все-таки и выпили. Камни на берегу были сильно нагреты солнцем.

Пока мы обедали, мимо прошла группа (неконкуренты). Они преодолевали скалу на берегу и напомнили нам известный эпизод, что вызвало дружный хохот. Перед этим их еще Зубарев оскорблял, когда мы их обогнали, когда они обедали. Неконкурент оказался озлоблен.

К вечеру обогнали ещё две группы, которые расположились в роскошном живописном месте. И мы бы дошли до хорошего места, если б Зубарев не поленился в обед вычерпать воду и поэтому к вечеру - затонуть. Пришлось остановиться в болоте. Место было нерыбное и купаться оказалось мелко, правда в лесу полно черники. Правда, потом Валя загладил свою вину, полночи пел и не давал спать “Клещам”, забившихся в палатку с раннего вечера. tshu8.jpg - 27533 Bytes


28 июля 1974 г, воскресенье 9 день, 6 день вверх.

Прошли ~ 2 км, потому что полдня клеились. В довершение всех бед к вечеру собралась гроза, пришлось снова вынужденно остановиться, правда не в таком уж плохом месте, как вчера, - у притока. Поймали три хариуса - каждый капитан по хариусу. Комаров было не так много, но одолели зеленые блохи.

Вечером Андреич пек блины и в который раз ели рыбу с блинами. Как всегда обожрались. Было очень вкусно. Дождь кончился скоро, и полночи пели. Да, Серый - грубиян: когда Маша пожаловалась, что она отравилась, то он сказал: “Обожралась, а не отравилась”. Спать легли очень поздно, часа в три.


29 июля 1974 г, понедельник 10 день, 7 день вверх.

Вышли в 11 часов. Во всем виноват Серый: Маша спала в сапогах, Людмила чистила зубы вилкой, потом ела ею хариусов, я получил отдел, а Першин съездил в Париж. После того как Серый спугнул у Вали рыбу, он сцепил со спиннинга хариуса и демонстративно кинул его в воду. Несмотря на всё это прошли ~ 15 км и дошли до Малого Емели и прибалдели возле избы. Остановились в 21:50, а отправились спать в 1:00.  Наш враг.


30 июля 1974 г, вторник 11 день, 8 день вверх.

Проснулись в 8:40. Солнца нет и Андреича нет. В домике нашли сапоги, а потом и Андреича в другой палатке. Вышли в 12:00. Через 30 минут начались скалы и отличные места для стоянок. На обед остановились в 15:00. Начала собираться гроза, но рыба не ловилась, дождь тоже не состоялся. Потом Валя, как всегда в наше дежурство, решил что-то забыть на стоянке. На этот раз найденный спиннинг. Вспомнил об этом, когда остановились на перекур после обеда. После долгих пререканий решили отправить за спиннингом троих матросов. матросы переоделись прямо у костра

Берег, конечно же, был весь в болотах и ивняке. Догоняли капитанов на последнем дыхании. Решили, что если Валька не будет варить нам каждый вечер пойло, мы его побьем. Догнали их на ручье Камчатка. Валька сразу убежал, боялся, что побьем. Решили умереть, но дойти до хорошего места. Пошли дальше. Река и берега - сплошное дерьмо. Или по правому берегу. Потом матросам показалось, что левый берег лучше. Заставили капитанов нас перевезти. Андреич сказал, что мы поплатимся за это. Так оно и оказалось. Или по непроходимым зарослям ивняка, травы, всё время по болоту. Решили, что после этого нам ничего не страшно. Заключительным аккордом была переправа через реку. Капитаны уже (впрочем, как всегда) не горели желанием нас перевозить. Отчаявшиеся матросы пошли сами. На берегу было уже хорошо. Обнаглев, матросы переоделись прямо у костра.

Затем был ужин, тройная доза и стало хорошо. Лучше всех было Маше, у неё оказалась большая совесть (пили из одной кружки, а у кого совесть больше, тот и пьет больше). У костра долго не сидели. Спать легли часа в два ночи (через 2 часа после остановки - небывалое событие). Перед сном поздравили Андреича с днем рождения.


31 июля 1974 г, среда 12 день, днёвка.

лежали на спальниках на солнышке

День был радостный и солнечный. Подъем - свободный, а дежурные на час раньше. Маша и Валя поднялись в 12 часов и накормили всех завтраком. Накормили с таким расчетом, чтобы обед был не раньше 7 часов вечера. Час все лежали на спальниках на солнышке, потом понемногу зашевелились. Людмила устроила себе банный день, Люда читала Джеймс Бонда, Андреич совершенствовал кораблик, а Серый и Валя бродили с ним по берегу. Балдели от безделья, ругали дневку. Было жарко. На поздний обед всё же была жареная рыба. Сразу после обеда испекли торт. Стол был очень красивый. Снимали на слайды. Закат был кровавый. Прочли телеграмму от Тани с Колей. Они подбросили за поворотом пакетик, запечатанный сургучом. Все поздравили Андреича с традиционным 20-летием. После 2-й дозы все были уже веселые. Над головой появился десяток звезд. Много пели, раздувая угли затухающего костра. Спать легли, говорят, поздно.


1 августа 1974 г, четверг 13 день, 9 день вверх.

Проспавшие дежурные в 10 часов подняли всех к завтраку. Говорят, он был плотным. Выплыли в 12:05 и через час уже были у фактории Усть-Емель. Выше Большого Емеля Подчерем узкий и мелкий. Сильные струи на перекатах навевают воспоминания об одном известном притоке Лемвы. Кстати о притоках: теперь все наше внимание направлено на поиски места впадения р.Подчерем-вож. Слева показалась Овин-Парма, а справа приблизилась г.Изосиз. мы должны пройти посередине. На месте обеда (очень плотного) впал приток, но потом он оказался протокой. Через два перекура что-то все же впало с правого берега, а спустя 0.5 км матросы обнаружили избу в хорошем состоянии и после непродолжительных традиционных дебатов решили топить баню, что и было сделано. Берег покрыт ковром черники, поваленных деревьев мало. Люда “наловила мышей” - один подосиновик был как зонтик. Серый и Андреич словили по огромному хариусу с разницей в 4 см, а Валя сикилявку для засолки. Накипятив воды и прогрев баню запустили туда матросов, которые постоянно заставляли всех отворачиваться. Несмотря на это они удачно вымылись и словили cife от дыма. Капитаны мылись деловито и без суеты, но тоже с криками Серый и Андреич бегали обмываться к речке, а Валя забурел один в бане и все просил теплой водички. Одного глотка после бани оказалось вполне достаточно, и, приморив проснувшегося червячка ухой и грибами, в 3:30 расползлись по палаткам. Завтра доходим до волока.


2 августа 1974 г, пятница 14 день, 10 день вверх.

Был дождь. Проснулись в 11 часов, медленно собрались и часа в 3 вышли. Дождь. Перекура через три решили, что начинаются Чембильские болота и остановились на обед. Немного подсушились. Вышли в 19:30. Там, где Болота должны были кончиться, они начались. Пришлось буксировать матросов по реке. Дождь. Часов в 11 вечера на галечной косе заметили остатки большой палатки и брошенный вездеход (явно Кылина работа). В палатке на тазике разожгли костерчик, вынесли на улицу, сложили пионерский костер с солидольчиком, подсушились, поели, клюкнули, заползли в мокрые палатки. Завтра доходим до волока! перекаты как на Пармакаю


3 августа 1974 г, суббота 15 день.

Утром дождь. Валик чуть не лопнул (Кылина работа). Все остальные проснулись в 11:30. Вышли в 15:10. За каждым поворотом ждали ручья Семицветного, но дошли только за три перекура. Матросы пилили и вовсе без перекуров. Кусты не пускали их и выбравшись на берег они видели только мелькнувшие спины перекуривавших капитанов. Обедали на высоком берегу, за которым хорошее болото. После обеда вышли в предгорья и стали искать избу Фишмана. Появились перекаты как на Пармакаю. После длиннейшего переката встретили матросов, беседующих с конкурентами, стоявшими против избы. Мы с презрением пошли дальше вверх по реке, которая представляла собой сплошной перекат с расставленными в шахматном порядке валунами и адской силой (воды). Через 2.5 часа матросы увидели, что тропа уходит перпендикулярно реке и мы остановились и разбили лагерь. За 20 м до этого места приняли допинг. Костер конкурентов не был залит, на углях всё быстро загорелось.

Волок найден и тем самым закончился первый этап путешествия, который был пройден без перенапряжения.


4 августа 1974 г, воскресенье 16 день, 1 день волока.

Начало волока

Встали поздно и отдыхали за ленивой беседой. Серый сбегал по тропе на разведку, обнаружил перевал и ручей Семицветный. Тем временем мимо нашей тропы прошли две группы туристов не вступая в контакт. Тогда мы тоже сложили байдарки в одну упаковку и пошли вдоль реки по тропе ужасной. Через один переход встретили одинокого туриста, который послал нас к “своей” тропе. Но мы решили срезать угол и пошли лесом, нашли тропу и взобрались на перевальчик. Сразу за ним оказался лагерь пустой. Идти вдоль Семицветного хорошо, начались альпийские луга и заросли черники. Так, неспеша, закинули вещи к основанию перевала и с песнями в темноте вернулись в лагерь. Наверху наблюдали прекрасный закат и луну.


5 августа 1974 г, понедельник 17 день, 2 день волока.

Проснулись часов в 11, неспеша собрались: оказалось, что рюкзаки не намного легче байдарок. В 15:15 вышли. Переходы по 15 мин., перекур - 10 мин. Обед устроили у кромки леса. Внизу лежит снег и из него вытекает приток Семицветного. Опять встретили конкурентов и, как всегда, мы жрали, а они шли. Сказали, что до перевала нам ещё пилить и пилить. Пообедали и потихоньку пошли.  Шли и обливались потом

Шли и обливались потом. Да, это не волок на Стрельну. За один переход проходили метров 300-400. Вышли на один перевал. Андреич пошёл немного левее и чуть было не волокнулся на Подчерем, но вовремя опомнился. Оказалось, что нужно было войти ещё на один перевал. Наконец дошли. Внизу видно долину Щугора. Вид отличный, всё как на ладони. На перевале колотун, но комары тут зверские. Быстро побежали вниз. Быстро стемнело, время уже двенадцатый час. Дошли до кромки леса и начали плутать по каким-то буеракам. Наконец остановились у впадения в Пеленью какого-то ручья. Завтра скажем “ха-ха, волок”.


6 августа 1974 г, вторник 18 день, 3 день волока.

Дежурные, Маша и Валя, проснулись в 8 часов, но не встали. А зачем? Все будут вопить, что разбудили слишком рано и требовать передежурить. Впрочем, слишком поздно тоже нельзя. Дежурные встали в 10:00. В 11 подняли остальных. После медленного завтрака и долгих моральных приготовлений двинулись на свой перевал. Но запилили совсем в другую сторону. Вчера, в темноте, мы не заметили, что находимся между двумя ручьями и утром перешагнули свой и начали подниматься по другому. Первым это заметила наиболее бдительный матрос - Людмила Ш., но капитаны пренебрегли её высказываниями. Мы долго ползли на перевал вверх по ручью (а этот перевал был гораздо выше нашего) и, наконец, поняли свою ошибку. Чтобы попасть на свой, нужно было влезть на высокую гору и сползти с неё. Так и получилась непредвиденная экскурсия в горы. Объелись крупной, стелющейся между камней, голубики. Прыгали по камням как горные козлы и козочки. На самом верху осмотрели окрестности. Затем еле добрели до своего перевала. Почему-то очень устали. Встретили там конкурентов. У них вещи оказались разбросаны в трех местах. Они сказали, что у них много очень вещей - надувные матрацы и две люминевых сковородки.

Мы спустились за своими вещами, забросили их на перевал. Дожрали там последнюю халву с сухариками (на перевале протекает ручей) и сказали: “Ха-ха, перевал”. Спустились к лагерю, но ноги дальше не несли. Решили всё закончить завтра. Все дружно помогали готовить совмещенный обед и ужин.


7 августа 1974 г, среда 19 день, 4 день волока.

Проснулись в хорошем настроении, светило солнце. Валя с биноклем выискивал конкурентов, но те оказались у нас под боком. Они оставили своё шмотьё в нашем лагере и пошли на перевал подтаскивать вещички. Мы же не теряли времени - как обычно, что-то жрали. Оказалось, что до Понью 50 минут ходьбы налегке. Это так нас воодушевило, что мы схватив байдарки и тяжелые рюкзаки, побежали на Понью, а в лагере оставили вариться компот. За четыре перехода по прекрасной утоптанной тропе, усеянной грибами, черникой и морошкой, за 2 часа мы добежали до Поньи, где застали других конкурентов. Быстро разложили для просушки байдарки и вернулись в лагерь, где за разнообразным обедом, как обычно, ожидали конкурентов с перевала. А так как они долго не шли, мы сняли лагерь и ушли на Понью, удивляясь скорости, с которой мы прошли по этому пути с байдарками. В это время перевал стало затягивать облаками. Мы разбили лагерь и собрали байдарки. К вечеру пошел дождь. Пришли мокрые конкуренты, перебросившие вещи только до нашего лагеря, а мы клюкнули варева и песнопениями отметили завершение волока. Так закончился этот прекрасный летний день.


8 августа 1974 г, четверг 20 день, 1 день сплава.

Как ни странно, проснулись и поели раньше конкурентов. Матросов запустили по берегу. Река сплошной мелкий перекат. Байдарки ужами проползали между камней, но проползли на 1.5 часа раньше матросов, которые плутали между болот (плыли 3 часа). Встретили геодезистов. На обед остановились в устье Поньи. Обменяли в лагере геодезистов спирт на 10 пачек чая и 3 кг песка. Погода к обеду улучшилась: стало жарко, сварили чаю, у геодезистов было две собачки - Черныш и Глупыш.

По Щугору плыли вдвоем - река сравнительно глубокая. Остановились напротив скалы, выпили за Щугор, пожарили рыбы и легли спать.


9 августа 1974 г, пятница 21 день, 2 день сплава.

Дежурные встали вовремя, в 8:30. Завтрак был обильный, особенно в смысле питья: компот, чай, молоко. Никто не мог отползти от костра. Отплыли без приключений, но необходимы были частые технические остановки. Берега красивые, вдали горы. А река - водный слалом - Андреича затопила. В обед подъели всё - жор невероятный. Разговоры только о том - сколько наготовим в дневку. После обеда начался дождь. Искали упорно место для дневки. Увидели скалу и запилили из-за этого в жуткую протоку. Выбрались и попали опять к скале. На ней и приютились. Палатки - на скале. Под скалой огромная, 6 м, яма. В ужин опять все помогали и после ужина затихли. Всем стало хорошо, только Зубарев всё требовал пончиков. Ему сварили манной каши и он успокоился. Серый торчал на берегу весь вечер. Возможно, проведет там ночь. Потом забуревший Зубарев купался


10 августа 1974 г, суббота 22 день, 2-ая днёвка.

День начался прекрасным свободным подъемом. Был ужасный завтрак из двух сортов блинчиков. Полдня изощрялись в выдумках, а чтобы вкусненькое приготовить. Да, утром ещё было много хариуса, и даже маринованный хариус. Потом принялись за выпечку хлеба, а матросы устроили себе баню, купались с повизгиванием, а Серый наблюдал в бинокль с высокого скалистого берега, а Андреич с Валей складывали печь. Потом забуревший Зубарев купался, а Серый снимал его во всех ракурсах. Когда затопили печь, матросы на костре принялись печь пирожки с черникой из некачественного теста (по-видимому, испугавшись конкуренции Валя не дал туда положить сахар, и тесто не подошло).
Запихнули в печку хлеб в тяжелых метеоусловиях. Шел дождь и все забились в палатки. Когда хлеб вынули из печки, он оказался непропечённым снизу, так как в печи снизу тоже надо ставить бульники, а не оставлять песок. Да, ещё, для хлеба надо брать муку второго сорта, слишком сдобный получается.
Вечером сожрали всё, что приготовили, а хлеб оставили допекаться на костре. Таким образом завершился прекрасный летний день.


11 августа 1974 г, воскресенье 23 день, 3 день сплава.

Дежурные встали в 8:30. Был очень сильный туман. Серый поймал хариусёныша и засолил его. Вышли довольно рано, около 12-ти. Обедали на галечной косе, где была сложена печь из камней. Валька бросал спиннинг и поймал рыбу, но она перекусила леску и ушла. Серый поймал шесть громадных хариусов. Чистили все понемногу. Выплыли и вскоре услышали звук моторки. Сначала подумали, что показалось. Но потом, на очередном повороте Юрик увидел каких-то людей с двумя моторками. Они копошились, очевидно перед Большим порогом. Решили остановиться. Место хорошее, на правом берегу. Ягель, много грибов, а сыроежки можно солить бочками. На ужин Валька жарил хариусов громадными кусками. Все объелись рыбой, даже осталось на утро. Немного попели и легли спать. А Андреич у нас репейник (Валька с Серым лопухи). Большой порог


12 августа 1974 г, понедельник 24 день, 4 день сплава.

Дежурные не проспали, вовремя приготовили завтрак и с трудом подняли населяющих палатки. На реке сильный туман. Но вскоре он разошелся и тут то Серый с Валей и выловили наконец долгожданную рыбу. Она была огромная - целый крокодильчик - не меньше 5 кг. Снимали её во всех видах, держа за голову. А Серый снял Машу с рыбой - он сказал, что от этой фотографии помрет с зависти весь 2-й курс химфака. Рыбу разделали, засолили и тщательно запаковались перед Большим порогом. Надули спасы и привязали все вещички. Но не так страшен чёрт, как его малюют.
Под верным присмотром капитанов прошли порог без потерь. Впереди плыли Андреич с Людой. Их запечатлевали на кино и фотопленку и дальше продолжали остальные. На вид порог довольно страшен. Сплошные камни накиданы (видно Кыля постарался) и очень сильное течение. Но когда прошли первую ступень, матросы в один голос закричали, что порог ерунда. Понятно, легко, когда тебя ведут. Вторая ступень была самая сложная, с 1.5-метровым сливом. Даже в каком- то месте делали отмашку. Третья ступень оказалась какой-то огромной мелью с накиданными камнями. Тут уж - как повезет. Не повезло - вылезай и толкай байдарку. Да, после первой ступени на Машу сел огромный чёрный таракан, она закричала “Ой” и сказала, что это гораздо страшнее порога. Сразу после порога сняли напряжение обедом. Варили уху из головы и хариусов. Незабываемо. Со свежими силами плыли вторую половину дня. Стоянка черничная, но не грибная. Третья ступень


13 августа 1974 г, вторник 25 день, 5 день сплава.

На завтрак были невзошедшие оладьи, хотя дежурные и встали вовремя. Провели последнюю ревизию и запрятали все рыбные принадлежности так, что и сами бы не нашли. Найденный на Подчереме спиннинг запаковали в весло, а катушку и блесны развесили на деревьях. В этот день при наличии прекрасной погоды мы пересекали Исследовательский хребет и вновь возвращались в Европу. Перед нами открывались такие виды на горы, что мы немного забуревали. На берегах черники становилось всё больше, слаще и крупнее. Постоянно выпрыгивает семга. Перед обедом проплыли партию геологов, которые что-то ищут, а чего, не говорят. В обед уничтожили всю рыбу, которая к этому времени была уже в лучшем своём соку и стали совсем чистыми перед рыбнадзором. Всё послеобеденное время мы обплывали гору Тельпос и обозрели её почти со всех сторон. После выхода из гор характер берегов и растительности изменился. Стало гораздо меньше кедров, но много осин. У ручья за 5 км от впадения Тельпоса догнали группу пенсионеров с детьми. Палатки у них прекрасных расцветок. Андреич спас “Клещей” от проплыва между двух камней, которые оказались одним очень большим плоским камнем. Остановились на правом берегу, не дойдя до устья Тельпоса. Всё ещё ограничено потребление сахара. Другие продукты тоже кончаются. После ужина подкрадывается обманчивое чувство насыщения. Так закончился прекрасный августовский день! Перед сном было песнопение. big-apron.jpg - 16807 Bytes


14 августа 1974 г, среда 26 день, 6 день сплава.

Утром был шоколад. Как только выплыли, встретили 4-х туристов с Тельпоса, которые ловили рыбу. Обедали на правом берегу, где было много ягод. После обеда были порожки. Остановились на правом, высоком, загаженном берегу, в ожидании порога перед Малым Патоком. На берегу был лабаз и дощечки от сетей. Начались раздоры по поводу жратвы (каша, грибы).


15 августа 1974 г, четверг 27 день, 7 день сплава.

Утром был обильный завтрак: грибы, каша манная с густым черничным киселем, и чай с вареньем. По берегам шастали два браконьера с корабликами и ловили сикилявок. Только выплыли, как впал Малый Паток с избушкой в устье. Опять мы не дошли до цели совсем немного. Значительный порог перед впадением не обнаружили. У Зубарева кончились сигареты и они упилили вперед, где встретили двоих, поднимающихся по Щугору. К этому времени гром среди ясного неба, который начался ещё вечером стал усиливаться и появились тучки. На обед остановились на камнях под крутым левым берегом и все, кроме дежурных, разбежались по верхнему лесу, где было много уже перезревшей красной смородины и немного малины. Послеобеденное купание Вали с камня привело к травмированию. На технической остановке вслед за этим обнаружили прекрасный малинник и некоторые чуть не обожрались. Только начавшийся дождь прервал процесс “отравления”. До этого проплыли базу “лесоразведчиков”. К вечеру дошли до верхних ворот. Перед входом в них приличный перекат. Ворота очень красивы. У выхода справа впадающий ручей образует бухточку. На ручье водопад в ~ 150 м выше. Остановились на высоком левом берегу. Далеко таскать вещи и воду. Дождь накрапывает к блинам.
Ворота

Наша надежда - две огромные банки бифа, перенесенные через перевал, оказались испорченными и настроение несколько упало, так как подкрадывалось только обманчивое чувство насыщения. Детальный осмотр водопада отложили до утра. Много маслят и черники.


16 августа 1974 г, пятница 28 день, 8 день сплава.

Встали довольно рано - часов в 8 (!). Были грибы с манкой и компот с сахарином. Вышли в 10:00. Пошли на водопад. Он шумел ещё сильнее, чем вчера, так как вода за ночь поднялась. С большим воодушевлением облазили скалы и ущелье. Нажрались брусники и выплыли. Плылось хорошо. Было пасмурно. Плыли, плыли и увидели Средние ворота. Перед ними был хорошенький перекат со стояками и некоторых захлестнуло. Осмотрели с воды Средние ворота, они были очень красивые, медленно открывались. Андреич с Людой, как всегда, заехали в пещеру. Немного отплыли и увидели лесной пожар. Капитаны полезли тушить. Вначале напролом, по отвесной скале. Но вскоре отказались от этой затеи и пошли в обход. Серый с Валей нашли удобные обходные пути, а Андреич снова залез на скалу и долго не мог оттуда слезть.

Горел кедр, но уже кто-то до нас затушил этот пожар. Капитаны немного там пошебуршились и сползли вниз. На всё это ушло не меньше часа (наверху, оказывается, росла очень крупная черника). Поплыли дальше. Валя с Машей упирались и им удалось выпросить в какой-то партии пачку махорки.

Доплыли до деревни гораздо раньше, чем ожидали. Встретили там волокнувшихся на Тельпос. Оказывается, это они потушили пожар. От деревни до Нижних ворот 5 км - пролетели незаметно. Ниже Нижних ворот стали на правом берегу. Это была наша последняя стоянка на Щугоре. Мы отметили это. Капитаны не дали матросам нажраться. Валя кричал, что же мы за матросы, если не можем от глотка наклюкаться. Оказалось, он выпил три. Теперь понятно, почему матросы, пьющие после капитанов, никогда не могли наклюкаться. Второй дозы не дали. Матросы хотели поднять бунт, но было лень. Стоянка, к сожалению, была абсолютно не черничная. После традиционных разговоров о жратве, залегли.


17 августа 1974 г, суббота 29 день, 9 день сплава.

Дневник

Погода отвратная, холодно, сыро, моросит дождь. У матросов забота о сушеных грибах, у капитанов - о байдарках. Сегодня осталось пройти последние 25 км по Щугору. За каждым поворотом мерещится Печора. Наконец и она. Течение быстрое, грести легко. У впадения в Печору на берегу Щугора увидели людей. Узнали, что среди них продавщица. Она сказала, что придет вечером. Мы попросили у них хлеба, но они нам отвалили кроме того сахара, много молодой картошки и щуку на уху. За продуктами ездили Маша и Валя. Немного сплавились вниз по Печоре и остановились. Разбили лагерь напротив остановки “Зари”. Костер из бревен, выброшенных на берег. Обед умяли в жутком темпе. Наступило обманчивое чувство насыщения. Залегли по палаткам, по которым стучал дождь. Впервые удалось поспать после обеда. Только Людмила мыла на берегу посуду, да мокли один раз уже высушенные байдарки. Погода странная: то дождь, то иногда выглянет солнце. Или дождь поливает прямо при солнце. При этом пронизывающий ветер. Очень часто над Печорой провисала радуга. По реке сплавляли плоты. Через час Валя не выдержал, развел костер и вновь сварили чай. Вечером Маша с Валей сходили в магазин за продуктами. Была куплена какая-то незнакомая ячневая крупа. Варилась час. Её заправили свиной тушёнкой. Разожгли гигантский костер и под дождем сушили байдарки, сложили их и под шорох дождя улеглись на камни. А мимо плыли пароходы.


18 августа 1974 г, воскресенье 30 день, 3 день дороги.

Первым пробудился Серый и растолкал всех остальных. Колотун. Сварили суп, кашу с последними грибами. Уложили рюкзаки, тут и подошла “Заря” - загрузились и закемарили. Билеты не взяли. Через четыре часа подплыли к Печоре. Каждый взял в обе руки по веще и, проходя мимо парня, который проверял билеты, или кивали назад, или что-то мычали. Взобрались на автобусную остановку, встретили там Гену, тоже с байдаркой, и тут обнаружили, что сегодня уже воскресенье, а не суббота, как все думали. Валя, за 300 мл спирта, договорился с шофером автобуса, доехали до вокзала. Оказалось, что поезд на Москву ушел 30 минут назад, следующий только в 22:50. Погоревав, пошли обедать. Он прошел в молчании. Потом затащили вещи на вокзал. В зал ожидания нас не пустили. Купили билеты в общий вагон и стали маяться. Читали газеты, обсуждали смещение Ричарда Никсона. Группками по нескольку раз ходили в магазин и спорили насчёт количества жратвы. Обходили почти все продмагазины в городе Печоре. К сожалению, магазины книжные были закрыты. Было холодно и дождь - погода мерзкая. Пили на вокзале чай. Валя и Гена изучали местных типов. Пьяным был каждый первый. Патрулю было холодно на улице и они патрулировали в здании. Начали изучать Людину книгу - Солоухин “Грибы” и горько пожалели, что не читали её раньше. Сколько блюд упустили! Поужинали и вскоре подошёл наш поезд. Погрузка прошла без напряжения. Общий вагон был пустым. Заняли два купе. Отметили остатками спирта удачное завершение пути. Валя долго кричал, что нельзя так радоваться возможности выпить, как мужик, но свою дозу выпил. Был очередной маленький скандальчик по поводу белого хлеба. Чай умиротворил всех. Залегли спать в жуткий колотун. Маша ночью ходила и жалобно просила у проводника одеяло. Но мысль, что завтра подъем свободный, дала всем спокойно заснуть. Вечер закончился прощупыванием животов на предмет нахождения похуделости и ласковым поглаживанием мышц.



19 августа 1974 г, понедельник 31 день, 4 день дороги.

Подъем был свободным и все немного припухли от сна, хотя в вагоне было холодно. Гнили кто как мог. Пили чай (проводник - душа человек), играли в шахматы, карты, курили. Много и нервно жрали. Спали, беседовали. После вечернего чая заслушали финансовый отчёт Серого, по-хорошему поделили остатки денег, а потом разыграли недостающую кружку (Серый). Так как делить больше было нечего, страсти улеглись, немного попели и попытались заснуть.


20 августа 1974 г, вторник 32 день.

Проснулись, уложили рюкзаки.
Москва…

o Последняя модификация 02.09.99

На главную страницу


Rambler's Top100