Эпиграф: ''... Все равно хочется жрать ...''


1971 год.
Умбозеро-Кица-Пана-Варзуга.

Дневник похода


3 августа 1971 г. Вторник. 1 день.

В 13:22 собрались у Серого дома: Серый, Юрик, Лариса, Валек, Людмила и т.д. Люба уже на Ленинградском вокзале. Перед отъездом ели еще теплые пирожки, а Зуб съел две тарелки борща. К 14:20 прибыли на вокзал. Ехали роскошно, на грузовике, от дверей до дверей. При погрузке лифт скрипел, как старая калитка. На вокзале обнаружили Любу. Появился Леша с громадной кучей барахла. Вдруг Серый встретил какого-то парня с рюкзаком и пакетом вишен. Вишни стали нашими. Парень хочет ехать с нами. Оставили его на попечение Андреича. Возможно поедет с ними 8 числа во втором эшелоне. Зовут Сашей, находится в расстроенных чувствах, так как отстал от группы. Погрузились в вагон. Попрощались очень трогательно. До Калинина пилили без остановок. Затея расписать пулю не прошла. Завернули в нее объедки и выбросили. Вишен оказалось мало, но вкусно. Саша в вишнях толк имеет. Предлагали Ларисе сохранить косточки про черный день, но она зазналась и не хочет. Валек пристроился у проводницы истопником. Принес котелок кипятку. Ударили по чаю и перешли к музыке. Леша играет, а Валек давит сачка.


4 августа 1971 г. Среда. 2 день.

Мерный стук колес… У Зубарева болит душа и в субботу поздно вечером он повесился на люстре, а лет ему всего лишь пять.


5 августа 1971 г. Четверг. 3 день.

Станция Аппатиты… Выгрузились относительно быстро; до электрички три часа; появились первые комары. До Титана на электричке всего лишь 20 минут. Потом состоялась короткая пробежка (700 м) с полной выкладкой до остановки местного поезда, который называют не то Мантисса, не то Матрисса или еще как- то. В общем на этом агрегате проехали Умбу, 45 км, Кицу и укатили аж на 74 км. Зато здесь Умбозеро плескалось у самых колес этой Матриссы. Сгрузились. Серый с Салютом упал под откос, но далеко не улетел: задержали кусты. Устроились на берегу, в старом шалаше открыли клуб. Пожрали, стали собирать корабли. Серый с Колей сделали первый заплыв на “Баргузине”. Собрали оба “Нептуна” и поздним вечером “Клеща”. Вечером и на следующее утро дежурили Люба с Колей. Вечером Серый начал выстригать клочки из прически. Затем нагрел воды и пошел мыть голову. Через час он был обнаружен Колей на прежнем месте с окровавленной головой. На затылке, покрытом обильной красной пеной, красовался небольшой выбритый пятачок. Оказалось, что он бреет голову. Коля его добрил. С тех пор Серый ходит в наглой красной шапочке.

Серый ходит в наглой красной шапочке.


6 августа 1971 г. Пятница. 4 день.

В 9 утра позавтракали, а в 11:15 были уже на плаву, запоздали всего на 15 минут.
Плыли по озеру в направлении устья Кицы. По дороге заходили в почти брошенную деревню, где узнавали дорогу и расстояние. К 16 часам доплыли до широкого пролива, похожего на устье Кицы. Остановились на острове. Дежурят Людмила и Серый. Вечером первый раз пили кофе и жарили хлебцы на соде. Лепешки очень вкусные. Вечером и ночью шел дождь.


7 августа 1971 г. Суббота. 5 день.

Утром было уже сухо. Сейчас час дня. День прекрасен, хотя мы еще не обедали. Зато завтрак был великолепен. Жарили колбасу, делали томатный соус. Полное представление о завтраке можно получить, прочитав Ц.У. После завтрака основные массы отправились в клуб, а Валек и Серый занялись приготовлением хлеба. Тесто ставил Валя вчера ночью, когда все спали, чтобы никто не видел. Но все же Серый подсмотрел рецепт и все записал. На костер пошли шесть больших бревен, по три на каждый хлебец. Впредь решено каждому заготавливать для себя по полтора бревна. Хлеб пекли в котелке, закрытом чугунной сковородкой, засыпанной углями и камнями. Народ вернулся из клуба и начал советовать. После того, как подняли сковородку, на свет появился большой уголек. Все ахнули, но первое впечатление оказалось обманчивым. Хлеб получился великолепный, очень белый и очень вкусный. По случаю счастливого испечения хлеба Серому было предложено снять красную шапочку, но он отверг это предложение. Все расстроились и отправились на массовое гуляние на озере, пока еще без распития спиртных напитков. По аналогии с “Орловским”, хлеб нарекли “Зубовским”.

 По аналогии с “Орловским”, хлеб нарекли “Зубовским”.  Хлеб получился великолепный, очень белый и очень вкусный.

Надо отметить, что одной из главных причин удачного испечения хлеба было то, что он пекся под музыку. Сегодня клуб был организован на вершине сосны, стоящей под углом 45о к горизонту. Здесь ветерок и ни одного комара. К дежурству приступили Лариса с Лешей. Рыбалка до сих пор неудачна. Валек даже соорудил “катюшу”, но рыба ее упорно игнорирует. Зато Лариса открыла купальный сезон. Событие было зафиксировано на пленку. Валек предложил выкупить за 20 руб. Вопрос находится в стадии обсуждения. Уточнили наше местоположение. Разведка в предполагаемое устье Кицы оказалось успешной. Кица оказалась там!
После “мытья головы” Серый слегка заболел. Поэтому вечером опробовал спирт собственного изготовления. Вечером был мелкий дождь.

Сегодня клуб был организован на вершине сосны, стоящей под 
углом


8 августа 1971 г. Воскресенье. 6 день.
Проснулись где-то к 12 часам. Леша и Лариса уже приготовили завтрак. Серый с Валиком замесили тесто. Коля с Любой плавали на остров загорать. Был мелкий дождь. Днем Валек осваивал шестиструнную гитару.


9 августа 1971 г. Понедельник. 7 день.
Понедельник - день тяжелый. Проснулись мы под скрипучее завывание норд- оста. Вся вода была покрыта белыми барашками. После того, как все полюбовались разбушевавшейся стихией, решили ждать у озера погоды и после холодного перекуса залегли спать. Спали часов до 5 вечера. Но, видно, мы слишком разгневали озеро, и оно не давало нам погоды. Решили делать волок на другую сторону острова. Поели, взвалили на себя собранные байдарки и пошли через горку (~ полкилометра). Там уложились, надули спасы и тронулись.
Сначала волн не было, потом появились, потом побольше, и, наконец, когда выехали за остров, появились волны с белыми гребешками. Выбросились на берег примерно в 500 метрах от залива у Кицы. Зубарев повел свой корабль на камни и сломал один шпангоут. Сделали вывод, что делали волок зря - можно было сразу плыть - могли и не утонуть. После ужина Зубарев с Серым пошли встречать второй эшелон.

В клубе


10 августа 1971 г. Вторник. 8 день.
Шли по шпалам 13 км до 45-го километра и стали ждать матрису, но через час узнали, что поселок “45 км” находится совсем не на 45-м километре, и до “45 км” еще 11 км. Пошли опять по шпалам со скоростью 7 км в час, но все равно на матрису не успели, никакого транспорта нет, доели сухой паек. Зубарев познакомился с дежурной из отряда “Тайфун”, что Ленинградского механического института, и она дала нам горячего сладкого чая и на матрисе поехали с этими студентами до 21 километра. Там Зубарев лег на пригорочке у шоссейной дороги, Серый жрал чернику и морошку, и чуть не пропустил газик. Пока Зуб спал его всего искусали комары и он очень боялся, как бы его не забрали. На газике доехали до Титана, т.к. от Титана электрички не ходили, добрались до Кировска на грузовике. И, наконец, от Кировска до Аппатитов, на автобусе - пришлось заплатить 60 коп. - до этого был коммунизм - когда предлагали деньги - нас осматривали с головы до ног и не брали.

На вокзале встретили Андреича, Сашу и Наталью - они были очень чистенькие и читали свежие газеты. В 16 часов доехали на электричке до Титана и оттуда до 45 км. Дальше транспорта не было. Заночевали в какой-то комнате, очень маленькой и холодной.


11 августа 1971 г. Среда. 9 день.
Вот, наконец, мы едем - тащит нас паровоз, лежим мы в открытом вагоне с углем - и жизнь хороша и жить хорошо….

...У Кицы Андреича, Серого, Сашу, Валька и Натали встречали остальные девочки, которые шастали за морошкой, желая уединиться в женском обществе. Они пришли в лагерь и Леша на “Клеще” поплыл навстречу. Около 13:15 все 10 несчастных собрались в лагере. Варили грибной суп и собираемся сегодня вверх по Кице.

Первый порог

В 17:30 отплыли. За двумя мостами был первый порог. Леша зачерпнул сапогами. Затем плыли довольно спокойно и к 10 часам нашли отличную горку (первую на всем пути!) и остановились на ночь. Леша в пути порвался, поэтому его байдарка и “Козодой” появились к 11 часам вечера. Дежурил “Козодой” поэтому ужин сварили коллективными усилиями. Состоялся музыкальный вечер. На вокале выступили Леша, Валек и частично Лариса.


Кица


12 августа 1971 г. Четверг. 10 день.

Отплыли в 10:40. Сначала шли спокойно по плесам, затем начался длинный перекат. Тащили байдарки не садясь километра полтора. Вымокли, конечно, все. После этого переката плыли примерно час и на гари (очевидно место ядерного взрыва) сделали в три часа “перекус”, который заключался в том, что открыли банку “Бифа” и по кусочку хлеба, но чувства сохранились прежние.

на гари сделали “перекус”

Подсушились, разомлели на солнышке и построгали дальше. Речка здорово петляет, сплошные повороты. Доплыли до старого моста, рядом с которым обломки незавершенной постройки нового. Вся речка заросла какой-то дрянью, живо напоминающей марсианские незабудки из фантастических романов. Продирались сквозь нее как заразы. Пошел дождь. Серый и Валька впереди, остальные три байдарки у моста. Люба с Колей оказались клещами и надели плащи. Толпа мокнет. Догоняем Валентинину байдарку. Никого не видно. Вдруг на берегу появляется цветущий Саша и сообщает, что Валька был здесь 3 минуты назад, а теперь его местопребывание неизвестно. Серый в отрыве, пора на стоянку, а его нет. Дружно покрыли Серого, а в душе Сашу и последнего запихали в порог. По очереди прошли все и не прошло и часа, как остановились на ночлег. А было это часов аж в 22!
Серый с видом оскорбленной добродетели шастал вокруг костра. Валька совершил “разблюдовку” и мы пожрали. Сушились долго и с явным удовольствием. Затем Валек за 6% добавочных в акционерном обществе “Kicatabako” отволок Андреича в опочивальню, где тот и забылся тяжелым сном.


13 августа 1971 г. Пятница. 11 день.

Утром жрали отличную гороховую кашу и запивали кофе (черным!). Какой был кайф! Только вышли (в 11:30), и сразу перекат. Леша, конечно, сразу вымок.

Леша, конечно, сразу вымок.

Потом шли сплошным плесом. Утки совсем уже обнаглели - плыли метрах в трех от байдарки. Видели трех больших гусей и большую птицу - наверное орлана. Подошли к притоку - даже сами не поверили, что это он, он больше Кицы. Место отличное - река и приток образуют правильные углы 120о. После притока река стала заметно уже.

Кица

На очередном перекате Саша окунулся почти с головой в воду, а там было всего по-колено. Долго переодевался, ждали около часа. Часа в два стали искать место для перекуса - как назло начались сплошные болота и страшные изгибы. Река стала очень узкой и поворачивала больше, чем на 360о. Гребли по траве.

Зубарев

После обеда, который Зубарев умудрился сварить за 30 минут, начался длинный перекат, тащились около часа, потом два озера. Рыба плещется, аж слюнки текут. После озер речка превратилась в ручей, шириной около метра. Потянулись сплошные завалы. Зубарев работал как негр и плыл на корме байдарки Серого. Затем ручей полез в гору.

Затем ручей полез в гору. Лёша лезет в гору.

Было довольно трудно найти Кицу среди камней. Но мы влезли по этой самой Кице метров на 20 вверх до поворота на север. Последний километр дался путем лошадиных усилий. Зубарев и девочки нашли шикарное место для костра метров за двести от байдарок. Серый окончательно озверел, так как он был дежурным и ему пришлось идти за водой через перевал. Сейчас все усиленно сушатся, разговор вертится преимущественно вокруг жратвы, а вокруг костра шастает какое-то зверье. Завтра будет волок.


14 августа 1971 г. Суббота. 12 день.
Усердно готовились к волоку. Решили тащить в два смычка. Идем всей оравой. В первый заход решили тащить байдарки и часть продуктов. Завтра - остальное.

Лёша на волоке.

Отличная погода: жара и комары. Ведет Серый. Прошли по гряде и дальше как заразы пилили по болоту, потом вокруг него, затем вокруг озера, потом по гниющему лесу. Затем случайно вышли на просеку и пошли по ней. Дошли до болота и свернули к югу. Здесь-то и крылась роковая ошибка. Снова шли по лесу и вышли на длинное болото. Стали пересекать его - начались кочки и около березок Серый рухнул. Под его носом несла свои воды долгожданная Пана. Выразив свой бурный восторг и посовещавшись, вся орава поплелась по болотам вдоль Паны к притоку. Не дошли, и на сухом месте решили сделать стоянку. Прошло около 3.5 часов с момента выхода из лагеря. Поели и налегке двинулись назад. Сразу вышли на просеку, пересекли два болота, и в том числе и то, у которого утром напрасно свернули. Затем довольно быстро, за 2.5 часа, дошли домой. Вечером начался дождь. Все отрубились. Валентин Егорович возникал на какую-то тему. За ужином жрали пшенку. Очень сожалели, что нет маленького кусочка мя-я-яса.

Идем всей оравой.


15 августа 1971 г. Воскресенье. 13 день.
Дождь все капает. Опять черный день - волок. Долго ковырялись и к 12 часам вышли. Навьючились как лошади. После первого перехода у Серого подкосились ноги и решили часть барахла оставить. Сделали еще один переход и на горке оставили часть хлама. Дождь все идет. Промокаем. Рюкзаки тяжелеют. На сей раз пилили долго. Наконец опять наткнулись на вчерашнюю просеку. Прошли опять два болота. Склад не нашли и остановились. Разожгли гигантский костер и стали сушиться под дождем. Сверху мокнешь, снизу сохнешь. Все мокрые как суслики. Дождь постепенно стих. Подсушились. Нашли в 200 метрах дальше по реке наш склад. Вечером жрали сгущенку.

Cтали сушиться под дождем.


16 августа 1971 г. Понедельник. 14 день.
Дневка. Проснулись в 12 часов. Холодно, то дождь, то нет дождя. Решили перенести на сегодня воскресенье со вчерашнего дня. Посему сделали пончики (по 5 шт. каждому) и сварили 7 брикетов каши. Все это сожрали, да еще банку томата и банку бифа.
Серый, Зуб, Коля и Люба ушли на гору за брошенными вещами. Оставшиеся лениво ходили по лагерю, поглядывая. Скоро ли будет обед, и нет ли чего заглотнуть. Людмила и Лариса решились на отчаянный шаг: мыли головы. Людмила после вчерашнего дождя была вся черная. Речка страшно вспухла, до нее не всякий может добраться. Берем воду в основном из луж. Попадается дичь - гуси нагло и шумно пролетают над головой. Пора делать лук. Наконец-то все вещи перетащили. Обед был разгрузочным: легкий супец, компот (много), чай (тоже много). Отдыхали (активно), ремонтировались. Потом ужинали. Съели гору пончиков, начиненных сухофруктами, был рис и маринованная, вернее тушеная, морковь с кучей специй. За ужином вспоминали былые походы и попойки. Все равно хочется жрать. Из остатков блинной муки Валя печет пирог. Тянет ко сну. Завтра поплывем. Ноги стали теплее значительно. Первый раз увидели звезду. Лариса меня сейчас изжарит. Пойду за куском пирога…
Живем как в коммунальной квартире: два костра, перегороженные какими-то мокрыми тряпками. Каждый что-то жарит, греет, сушит или жрет. Жизнь прекрасна. Сегодня установили рекорд на дистанции Холмы-Пана. Время 1 час 43 мин, один привал. Худшее время, вчера, 4 часа 30 мин. Гуляем по лесу, как по ЦПКиО им.М.Горького.
Пирог созрел. Сверху черный, внутри вкусный. Фразы за пирогом:

- С волоком у нас хорошо, с морошкой тоже.
- С пончиками у нас хорошо - с пирогами тоже.
- С куревом у нас all right - с бычками тоже.
- С Сашей у нас хорошо - с таежным костром тоже.
Гитары окончательно вышли из строя: размокли и рассыпаются на составные части.


17 августа 1971 г. Вторник. 15 день.

Сегодня первый день спуска по Пане. Утром с трудом нашли эту самую Пану среди болот. Ширина в среднем около двух метров. Вначале пришлось делать просеку вдоль русла. С топором выступал Леша. До притока было очень скучно и тесно. После притока воды увеличилось вдвое. Начались пороги, о второй из них, кажется, приложились все, а Леша сел. Затем сели Коля с Любой на самой быстринке, а Леша наехал на весло и остановился. Еле выдернули весло и разъехались. Вообще скакали по камням и по плесам, которые иногда встречались среди них.

До притока было очень скучно и тесно.

Через 2.5 часа пришли на красивое озеро. Остановились. Было около 8 часов вечера. Серый, по привычке, закинул спиннинг и вдруг закричал нечеловеческим криком. На вопль сбежались все. Оказалось, что Серый поймал первую рыбу. Это был здоровый окунь. Затем поймали еще, в общей сложности к утру было 5 окуней и 2 щуки. Встретили здесь двух ребят. Отправили с ними письма. Возможно, они придут позже нас. Вечером долго переживали события. Ели варенье из морошки и черники.

18 августа 1971 г. Среда. 16 день.
Опять дневка. Решили половить рыбы и пожрать ягоды. Целый день занимались обжорством. Сегодня в меню:

- Пончики с грибами и с фаршем.
- Варенье.
- Жареная рыба.
- Уха.
- Чай.
- Компот.
- Гречневая каша.
- Пирог с черникой.
- Зубовский хлеб.
- И т.д.

Пытались весь день ловить рыбу, но глухо, как в танке. Сломали спиннинг и вместо него вырубили кривую дубину. Натали почему-то занялась чтением на озере. Андреич делал лук из елки, чтобы вступить в общество охотников. Целый день он работал над ним, испытывал, доводил до совершенства, вечером он его сломал. Шансы на вступление в общество резко упали. Лук был замотан скотчем и работа над ним продолжалась.
К вечеру на озеро выехали Люба с Колей и поймали трех окуней, а Саша небольшую щуку. Сейчас Андреич затачивает стрелы с обоих концов, поскольку неизвестно, какой стороной они полетят в цель. Народ обсуждает проблему изготовления боевой рогатки или арбалета. Коля привез с волока березовый кап, который ему осточертел. Решили распилить пополам.

Коля привез с волока березовый кап.

19 августа 1971 г. Четверг. 17 день.
Плыли по Пане, опять пришлось прорубать проходы, проплыли несколько озер, затем появились первые порожки. Притоки здорово прибавляют воды. После одного из них река увеличилась вдвое. Быстрое течение встречается часто. Появились стоячие волны. На привале на обед произошел небольшой скандальчик, после которого остались без чая. После этого плыли до 6 вечера, когда Серый сломался и остановились на ночь.
Ввели декретное время, которое сместили на 1 час вперед по отношению к московскому. Вечером Серый мариновал рыбу, которую выловили еще на дневке, в количестве 4 штуки.


20 августа 1971 г. Пятница. 18 день.
С сегодняшнего дня ввели декретное время - перевели все часы на час вперед. Пана широкая - вода поднялась после дождя, на перекатах стоячие волны захлестывают в байдарку. Сегодня прошли большой плес и после него вышли на первый серьезный порог, очевидно, Пасынок. Остановились и начали осмотр. Шастали около получаса, вздыхали, курили и обсуждали. Наконец пошли. Серый наскочил на камень, и байдарку развернуло. Все обошлось благополучно, только согнул руль. Вся толпа прошла нормально, правда всех слегка побрызгало на стоячках. После этого плыли около часа и после креста на скале сделали ночевку. Первый сухой еловый лес, очень ровный, правда много комаров. Сегодня днем загорали во время движения, а привал на обед сделали на красивой горке. На ночевку встали в 9 вечера по декретному времени. Завтра думаем сделать дневку, так как незаметно проскочили несколько порогов, обозначенных на схеме и до Варзуги остался только один ходовой день. Ночью браконьерствовали, но без толку: рыбнадзор никого не поймал. Андреич сделал закваску, будет завтра печь хлеб. Сегодня Валька прошел порог и, когда выходил на берег, провалился в воду чуть ли не по пояс. Пороги все-таки опасны.


21 августа 1971 г. Суббота. 19 день.

Гитары окончательно вышли из строя.

Дневка. Солнце, ветер и холод - воды пока нет. Юрий Андреевич собрался загорать - но ему нет времени - хлеб он будет печь. Сделал закваску, рубит дрова для костра. Сожрали 1.5 кг фасоли - хорошо, но мало. Общим голосованием решили не открывать банку бифа на пончики. Пончики пекли два раза. Достигли совершенства фирмы, торгующей пончиками на Павелецком рынке. Леша с Ларой, как всегда варили грибной суп, в чем достигли совершенства. Андреич с Колей всю вторую половину дня бились над хлебом и испекли пять хлебов высокого качества. Днем Саша выловил рыбу, по случаю чего был страшный ажиотаж. Старательно прятали ее от рыбнадзора, потом засолили, а из головы и плавников сварили уху. Обожрались так, что ужин отменили и жрали уху со свежим хлебом. Затем сварили кисель и до 3 часов ночи пекли два пирога. Первый был с черникой, из которой получилось варенье, а второй - кекс с изюмом. Намазали кекс сверху шоколадом “Аленка”.

22 августа 1971 г. Воскресенье. 20 день.

Отчалили в 12 часов. День дрянной, дождь, сильный ветер, но, к большому удовольствию, в спину. Плыли как на парусах. Часа через два просекли правый приток и у слияния два сруба. Решили остановиться. Один сруб оказался разрушенной баней. Дольше не пошли, решили вымыться. Работали над баней до 7 вечера. Откопали в куче кирпичей от печи дырявый котел. Дыру в нем забили здоровой березовой пробкой, по случаю чего свалили дерево. Вытащили из бани мусор, сложили из камней очаг и установили котел. Нашли для окна стекло и повесили дверь. Долго чистили котел и, наконец, наполнили водой. Закипел через час. Баня по-черному, прогрелась быстро. Сделали веники, весь пол засыпали березовыми ветками, травой и приступили. Валька и Леша почему-то участия в реконструкции бани не принимали и не мылись. Остальные мужики парились два часа с купанием в реке, вышли как новенькие. Затем затопили по новой, и наши орлицы загрузились в очаг здоровья. Баня уже прогрелась всерьез, стоял густой запах березы, вообще кайф был ломовой. Девицы вошли во вкус и дважды с диким визгом бегали на реку.

Пончики

Баня закончилась часам к 12. Вместо предбанника разложили костер из бревен. На берегу нашли несколько форм для хлеба, попытаемся их отчистить. Вечером пили спирт с рыбой, жрали халву. Состоялось весьма полезное собрание. А потом полевые мыши не дремали и сожрали подкладку от Любиного спаса, который оставили на берегу.
Сегодня днем видели строящийся мост, цивилизация стремительно пробирается на Пану.


23 августа 1971 г. Понедельник. 21 день.
Дневка. Проснулись в 2 часа. Народ пожрал и пошел на добычу. Серый в бане кипятит грязное шмотье и одновременно в лагере варит желе. Обед решили отменить. Целый день маялись. Вечером Серый пек печенье, а Юрик, Валя и Коля играли в преф. На пончики. Документы прилагаются выше. Затем Коля пошел спать, села Лариса и просадила трояк на водку.


24 августа 1971 г. Вторник. 22 день.
Проснулись поздно, завтрак задержался. Собрались где-то к полпервого. Оказалось, что нет одного металлического весла, долго его искали, но безуспешно. Отчалили без него. Впереди на сей раз плыл Юрик с одним веслом, а Натали млела и изредка они менялись. Очень долго впереди двигалась куча утят. Решили сделать облаву, но утята разделились на мелкие группы и американской тактикой просачивания прорвали нам фронт. На правом берегу видели еще одну баню. К 4 часам остановились пожрать на Варзуге. У Серого треть байдарки воды. Нашли дыру в борту, очень похожую на порез от ножа. Факт остался без объяснений. Затем начались скалы. Были они довольно долго по обоим берегам. Затем их проехали и остановились на ночевку. Место хорошее, правда недавно здесь кто-то был и все ближние дрова уничтожил. Моральное разложение продолжалось дальше. Пропилили пулю на четверых на печенье. Серый и Людмила на лапе. Валек проигрался и обещал платить тульскими пряниками. Рыбалка до сих пор безуспешна, но Саша энтузиазма не потерял. Основная масса отрубилась.
25 августа 1971 г. Среда. 23 день.

Варзуга

Завтрак приготовили быстро, жрать начали без 20 минут девять. Сварили вкусную гречневую кашу из крупы. Сегодня двигаем до Ареньги. Долго копошились, Саша поймал хариуса и подумали, не сделать ли нам дневку. Отчалили в 11:40. Коля с Любой плыли с одним веслом, было ужасно скучно. Остановились на техническую остановку и к 13:50 доплыли до каких-то хилых камней, за которыми справа показалась речка. У берега увидели три байдарки. Оказалось, что это порог Ареньгский. Пробежались по берегу Ареньги и через 27 минут увидели водопад. Высота метров 10-12, очень красивый, очень далеко слышен гул. Решили сделать дневку. Серый с байдарки поймал двух рыб с икрой, затем вечером Люба с Колей поймали еще одну, тоже с икрой. Все засолили и вечером жрали бутерброды с распитием. Валек приготовил варево из черники и спирта. Долго сидели, жрали пироги с начинкой, которые изготовил Серый, отрубаться начали к 2 часам.


26 августа 1971 г. Четверг. 24 день.
Дневка. Встали часов в 12-13.


27 августа 1971 г. Пятница. 25 день.
Выплыли половина двенадцатого. Через полчаса начался порог “Сухой Йовас”. Как всегда, сначала мы его не заметили, но все же для приличия, решили пройти его с просмотром. Все дружной толпой двинулись вдоль берега, но через 10 минут решили повязать с этим делом. И правильно. Ничего страшного там не было, все байдарки прошли спокойно. Сразу за порогом стоял рыбнадзор и смотрел на нас в бинокль. Он вежливо попросил нас подплыть к нему, что мы и сделали, правда без большой охоты. Разговаривали мы с ним довольно долго.

Рыбнадзор

Он зарегистрировал нас, рассказал о расписании, деревнях и т.п. Часам к шести были в деревне. По дороге не останавливаясь съели первую рыбу. Тут же Серый с Юриком сосчитали деньги. Вид деревни всех очень обрадовал. У каждого в душе возродились заветные желания. У Натали, Любы и Саши возникло непреодолимая страсть попить молока. Они схватили котелок и ведро и, несмотря на осуждающие взгляды и возгласы командования, побежали на ферму, где благополучно истратили своих два с половиной рубля на четыре килограмма творога и пол-литра сливок. Когда они вернулись, общество было странно возбуждено. Оказалось все очень просто. Валек, заодно с хлебом и сахаром купил в магазине на выигранные у Ларисы три рубля бутылку водки. По договору они должны были распить ее на троих: Валек, Юрик и Лариса. Но нераспитая бутылка раздражала Валика и Юрика. Сколько раз за эти полмесяца она снилась им! И вот, наконец, она у них в руках. Они не могли дотерпеть до вечера, сели на бугорке, приветливо кивнув в сторону остальных, сказали местным ребятишкам, чтоб не путались под ногами, иначе делить трудно, и с удовольствием приложились к горлышку. Так как они люди рассудительные, они правильно решили, что Лариса человек непьющий и ей много оставлять ни к чему. Остаток они торжественно вручили Ларисе, но она от него отказалась, оставив бутылку на берегу. Видя, что ее никто не хочет брать, Юрик взял бутылку себе в байдарку. К этому времени творог и сливки были упакованы и три первые байдарки тронулись в путь. Валек с Сашей поехали на другой берег на почту, а “Козодой” задержался. После деревни начались пороги. Они были гораздо более интересны, чем “Сухой Йовас”. Все прошли их гладко, не считая того, что Юрик попрыгал по камушкам, в результате чего облил Наталью водой и отодрал старую заплатку. После порогов стали искать стоянку, что оказалось очень непростым делом, так как берега были болотистыми. Поиски затянулись, Валька и Юрик решили распить остаток одни. Правильно решив, что на двоих здесь было гораздо больше, чем на троих, они сказали Леше, что вылили водку в воду. Сразу после этого нашли стоянку на правом берегу. На поляне, где решили ставить палатки, нашли много белых грибов. На ужин были гречневая каша и творог. Оказалось, что четыре килограмма это очень много, поэтому половину оставили на завтра.


28 августа 1971 г. Суббота. 26 день.
Благополучно доели оставшийся творог со сливками, которые оказались на самом деле сметаной, собрались и поплыли. Плыли часов пять - поднялся ветер, волны были, правда, малость поменьше, чем на Умбозере, но лодки пару раз захлестнуло. Приплыли в Кузомень - был отлив - обнажилась отмель у деревни, несколько замусоренная. Сама деревня представляла довольно тоскливое место - один песок, песок и песок - даже кладбище стоит на песчаном холме. Большая часть домов пустая или разрушена.
Зашли на почту, отправили депеши в Москву. Светлая мечта пожить на море посинела при виде желтых песчаных дюн без единой травинки. Решили остановиться выше по реке на другом берегу. Сделали волок через песчаную косу, перелезли через сети, которые перегораживали всю реку, проплыли вверх еще километр и остановились. Зуб с Лешей сварили гречневый суп, поставили палатки, Валя сделал себе лежанку из бревен.


29 августа 1971 г. Воскресенье. 27 день.

Утром был дождь

Утром, когда залезли наверх, оказалось, что мы остановились не на Варзуге, а на ее притоке - опять на Кице. Поднялись все довольно рано, сожрали так называемый “плов”. Утром был дождь - палатка Юрика, Саши и Леши промокла насквозь. Они вылезли раньше всех, сожгли Валькину лежанку - ее как раз хватило для критической массы - дрова здесь были исключительно мокрые. Юрий Андреевич, чтобы успокоить нервы пошел за красной смородиной и притащил целый котелок грибов. С этого-то все и началось - каждый считал своей обязанностью притащить как можно больше грибов - образовалась порядочная куча. Все запотели их чистить. Коле пришлось зажарить три противеня. Приходил какой-то деятель из сельсовета, помахал красной книжечкой, всех напугал. После этого долго обсуждали, будут ли нас обыскивать, и решили съесть всю рыбу, тем более, что вечером решили устроить праздничный ужин. Леша и Валька сжарили 120 пончиков. На Праздничный ужин сварили из оставшегося спирта черничное варево, сожрали рыбу, по 12 пончиков и в неограниченном количестве жареные грибы. Все обожрались. Андреич сожрал порций 7 грибов, не смог доползти до палатки и остался на ночь у костра.


30 августа 1971 г. Понедельник. 28 день.

Дежурили Коля с Любой. На завтрак гороховая каша-суп. После этого Лариса, Леша, Саша и Валик пошли на море, дошли до Усть-Варзуги - песок, песок и помойка. Юрик жарил оладьи, а Серый переводил их в пончики. Люба с Колей сварили ведро грибного супа, вшестером съели половину, разбавили водой до целого ведра и, когда пришли остальные с моря, поели еще раз. Зубарев отказался есть, Лариса съела Сашину сгущенку, а Серый сушил грибы.

Лариса съела Сашину сгущенку

Леша достал свою шестиструнку, натянул струны и с Валькой спел “Ну пожалуйста” - на последнем аккорде гитара финишировала - отскочила планка, к которой крепятся струны. После этого Андреич привинтил винтами к Валькиной гитаре такую же планку (она отскочила еще после волока) и она (гитара) стала издавать какие-то дребезжащие звуки. Спели несколько песен. Серый заснул у костра. Ночью пошел дождь.


31 августа 1971 г. Вторник. 29 день.
Дождь. Саша целый час разводил костер, после этого, когда он, наконец, разгорелся, Лариса умудрилась сварить вместо отварного риса рисовую кашу, которая чуть не вылезла из котелка. Сожрали. Собрали под дождем мокрые палатки, мокрые вещи, поплыли к Кузомени. Под дождем собрали байдарки. Вес шмотья увеличился кг на 60 (вода). Валька заварил чай в каком-то доме. Перекусили в громадном сарае, который нашел Саша. Погрузились на дору. Часа полтора не отплывали. Отплыли. Дошли до Усть-Варзуги. Здесь грузили ящики с красной рыбой. Узнали у местного, что штраф за ловлю - 50 руб. И за каждую рыбу по 40 руб. Наконец, вышли в море, началась качка. Волны высотой метра два. Периодически получали холодный душ. Вода соленая. Пожалели, что не привязали вещи. Андреич в одной рубашке был - стал уже малиновым, а до этого он был сначала синим, потом зеленым.
Подошли к теплоходу “Соловки”. Пока ждали, как разгрузят первую дору с ящиками, долго болтались у кормы теплохода - все с нетерпением ждали, когда нос доры зацепится за корму теплохода и нас перевернет. Но этого не случилось. Наконец, подошли к борту теплохода. Дору то швыряло на борт, то относило за метр от борта. Нам спустили что-то похожее на веревочную лестницу, только с деревянными ступенями. Поднялась легкая паника - кому первому лезть. Не ясно было также, как мы будем втаскивать на палубу наши гробики-байдарки - до палубы то 2, то 3 метра - в зависимости от волны.
Первой решили послать Ларису - это оказалось довольно трудным делом - примерно минута потребовалась на то, чтобы поставить ее на ноги. Каждый раз, когда дора ударялась о борт теплохода, Лариса падала на дно лодки. Все же она влезла. Потом дело пошло быстрее - сверху бросили веревку с крюком и всех обвязывали. Только Людмила чуть было не осталась без ноги.
Когда народу поубавилось, стали поднимать вещи. Как ни странно, ни одна вещь не оказалась за бортом, даже “Салюты” втащили более-менее благополучно.
Сразу же поставили палатки на верхней палубе. Они очень сердились на сильный ветер и хлопали крыльями. Качка была хорошей. Народ скопился в теплом месте у буквы “Ж” и слушали рассказы престарелого туриста. Внизу, у буквы “М” мужики трепались о ловле рыбы и за жизнь. К ночи все же забрались в палатки, немного подсохшие, и заснули под убаюкивающий свист ветра в снастях.


1 сентября 1971 г. Среда. 30 день.
В этот день все пошли учиться, а мы проснулись на палубе “Соловков”, и утро было прекрасным. Небольшой бриз. Солнце. Синее море. Сопки по берегам. Четко убежали с парохода, так и не купив билетов. В три смычка перебрались на вокзал, где сожрали 8 кг нестандартных помидоров по 10 коп/кг с крупной серой солью. Ходили в столовую. Все было вкусным, но страшно несоленым. Выезжали в город, где обошли почти все помойки. Отдыхали у колонки. Воду пили в несколько заходов, ведь соль была крупная и растворялась уже в желудке.

Отдыхали у колонки.

Посадка в вагон прошла благополучно, народ на Севере менее темпераментный. Устроились как боги, заняв три купе. В “курительно-игральном” салоне желающие писали пулю, остальные старались не спорить по любому поводу. Перед сном под странные звуки “простудившейся” гитары пели песни.


2 сентября.1971 г. Четверг. 31 день.
Средний студент второй раз пришел на занятия. Мы довольно плотно позавтракали. Был фирменный чай “Белые ночи”. За два часа до Петрозаводска Коля, Люба и Наталья начали укладываться, готовясь к встрече с Кижами. Кап и “Салют” взяли с собой. На вокзале столицы Карелии на всех нахлынули воспоминания о незабываемых часах, проведенных здесь. Расставание было теплым.
Нас осталось семеро. Без лишних разговоров устроили овощной обед. Каждый поделился со своим товарищем. Из-за чего он получился менее плотным, нежели завтрак. Почти весь ужин отдали врагу. Сейчас народ удалился в “Музыкальный салон”. Пойду и я туда. А до окончания нашей эпопеи осталось всего 8 часов. Как быстро летит время. Эх…


3 сентября 1971 г. Среда. 32 день.
Москва…

Ц.У. (Ценные Указания) дежурных.

1. В ясную погоду и хороших дровах, завтрак можно приготовить за 1 час.
2. 1 кг риса на 10 чел. - как раз.
3. В поход надо брать точило.
4. Если колбаса подмокла - ее нужно подсушить.
5. На растянутой антенне белье сушить можно в определенных пределах.
6. Хлеб “Зубовский”. На 500 мл воды полкрышечки дрожжей, 6-8 кусков сахара, ложка соли (можно вместо воды и соли взять отвар макарон), муки до нужной консистенции. Оставить на ночь. Печь 20 минут в малом котелке, накрытом чугунной сковородкой.
7. Компот по-Пански: 2-4 горсти сухих яблок, 4 таблетки сахарина (можно пять), 4 столовых ложки песка. Остудить в Панском озере.
8. Пончика “Натали”. Развести молоко + блинная мука - консистенция чуть жиже оконной замазки. Делать с большой дыркой. В масле должны плавать. Жарить в котелке на большом огне до светло-коричневого цвета, потом сразу обсыпать размолотым топором сахаром. Кушать с чаем. Из 1 кг муки ~ 40 шт.
9. Тушеная рыба по-Пански. Морковь сушеная - 200 г. Варить с небольшим количеством воды часа 2-3. Пожарить лук (не сильно), добавить лавр. Лист, перец, соль, томатный соус - 0.5 кг. Положить слой моркови, томата, лука, предварительно пожаренной рыбы и т.д. залить 0.3-0.4 кг масла. Тушить на слабом огне 2-3 часа, желательно закрыть крышкой.
10. Фасоль. Замочить на ночь, варить 1.5 часа, добавить масла, тушенки (если есть).
11. Специи на весь поход нужно класть в отдельные баночки.
12.

o Последняя модификация 21.04.01


В городе.

На главную страницу


Rambler's Top100