В МИРЕ НАУКИ. (Scientific American. Издание на русском языке). 1989. № 8. 66-73.


Установление подлинности античных мраморных скульптур с помощью геохимических методов

СТЭНЛИ В. МАРГОЛИС

Установить подлинность каменной скульптуры — задача весьма сложная. Чтобы облегчить ее решение, искусствоведам и хранителям музеев пришли на помощь геохимики


В 1984 г. музею Дж. Поля Гетти в Малибу, шт. Калифорния, представилась возможность приобрести античную статую юноши-атлета (куроса), выполненную из мрамора. Как утверждали, возраст этой прекрасно сохранившейся статуи высотой более 2 м превышает 2500 лет, однако она не была известна искусствоведам, поскольку многие десятилетия находилась в частной коллекции в Швеции. Полагая, что статуя представляет собой исключительную ценность, ее владелец запросил за нее сумму, значительно превышающую когда-либо заплаченую за античную статую; по сообщениям нескольких крупных газет, сумма составляла где-то от 8 до 12 млн. долл.

Согласно Марион Тру, хранителя музея из отдела древностей, большинство искусствоведов, осмотревших статую, сочли ее подлинной. Однако были и такие, кто усомнился в ее подлинности. Больше всего их смущали некоторые стилистические отклонения от известных образцов и то, что статуя столь прекрасно сохранилась. Кроме того, при обследовании ее поверхности в ультрафиолетовых лучах были обнаружены подозрительные особенности. Как правило (хотя и не подтвержденное точным экспериментом), древние мраморные поверхности в ультрафиолетовых лучах приобретают янтарный оттенок с фиолетовыми вкраплениями. Названная же статуя в ультрафиолетовых лучах приобрела ровный светло-фиолетовый оттенок, что характерно для современых поверхностей. Учитывая потенциальную важность этой скульптуры, ее высокую цену и возникшие сомнения в ее подлинности, представители музея, прежде чем приобрести статую, решили сначала убедиться в ее подлинности и обратились за помощью к ученым.

По сравнению с картинами, керамикой и другими предметами подлинность произведений искусства из камня установить намного сложнее. Абсолютный возраст камня ничего не говорит о том, когда к нему впервые прикоснулся резец скульптора. Однако существуют методы, позволяющие установить, когда каменная поверхность стала подвергаться воздействию окружающей среды. Геохимики и геологи легко определяют возраст обнажении пород по степени их выветривания, или химического воздействия окружающей среды. Но хранители музеев и коллекционеры обычно избегают обращаться к геологам за помощью в установлении подлинности мраморных скульптур. Им, наверное, с ужасом представляется, как геологи, вооруженные молотками и бурами, набрасываются на их бесценные шедевры.

Поэтому многие с большим интересом отнеслись к тому, что музей Гетти пригласил меня, специалиста по геохимии моря, помочь в определении возраста куроса, используя доступные мне методы. Мне даже было разрешено отделить и взять на анализ небольшие пробы камня. Спустя год с небольшим работа была завершена. Никогда еще ни одна из мраморных скульптур не подвергалась столь тщательному научному анализу, и это был первый случай, когда музей предпринял такой шаг, прежде чем принять решение о покупке. Частично благодаря результатам этой работы научные методы установления подлинности мраморных скульптур получили в настоящее время широкое признание в крупных музеях мира.

ТЕОРЕТИЧЕСКИ геохимические методы позволяют установить возраст многого из того, что создано человеком из камня. Особое значение имеют мраморные скульптуры. На протяжении более 7000 лет скульптура из мрамора была отражением художественного и духовного развития западной цивилизации. Скульпторы высоко ценили такие качества белого мрамора, как прозрачность его поверхности и способность полироваться. Жители островов Киклады раннего бронзового века вырезали незамысловатые фигурки из мраморного булыжника, который они находили на поверхности земли. К первому тысячелетию до н. э. греки стали добывать большие мраморные глыбы на острове Наксос, вероятно, используя технологию, перенятую у египтян. Во времена Римской империи греческая скульптура ценилась очень высоко и ее часто копировали. Как в эпоху Возрождения, так и сейчас коллекционеры платят огромные деньги за античные мраморные статуи.

Проблема установления подлинности мраморных скульптур существует с того времени, когда эти скульптуры стали предметом продажи. Для того чтобы отличить подделку от подлинника, эксперты изучают стиль скульптуры и пользуются методом иконографии. О возрасте скульптуры обычно судят по тому, как выглядит ее поверхностный слой, или патина. Мрамор весьма устойчив к выветриванию и заметить на его поверхности следы старения и воздействия природной среды как правило бывает невозможно невооруженным глазом. Кроме того, изготовители подделок часто прибегают к различным способам с целью имитировать патину, например, на некоторое время закапывают скульптуру на пастбище, где пасутся коровы, обрабатывают ее поверхность кислотой или пастами и т. д. Многие споры относительно подлинности некоторых мраморных скульптур остаются нерешенными из-за отсутствия объективных свидетельств.


ФИГУРКА АРФИСТА

ФИГУРКА АРФИСТА, изготовленная из кальцитного мрамора предположительно 4600 лет назад на островах Киклады (Греция). В настоящее время хранится в Музее изобразительных искусств в шт. Вирджиния (США). Существуют сомнения в подлинности этой фигурки, поводом для которых послужили стилистические отклонения в форме стула и расположение арфы. В коричневатой патине видны необычно белые отложения гипса. Как показал изотопный анализ, фигурка, вероятно, изготовлена из мрамора, взятого из мраморных обнажении на острове Наксос. Гипс, по-видимому, отложился в результате испарений соленой грунтовой воды, чем можно объяснить присутствие в слое выветривания большого количества изотопов С13 и О18. Результаты продолжающегося в настоящее время исследования поверхности скульптур, созданных на Кикладах, позволят установить, являются ли эти геохимические особенности типичными.


Между тем у геохимиков накоплен богатый опыт в изучении свойств мрамора и его «предшественников»: карбонатных отложений и таких пород, как известняк, которые под воздействием высокой температуры и давления подвергаются метаморфизму, превращаясь в мрамор. Изучение таких пород ведется с целью восстановления истории изменения земного климата и природной среды. Например, анализы образцов карбонатов, добытых бурением с морского дна, позволили датировать ледниковые периоды и полярные оледенения. Результаты исследования карбонатных пород, относящихся к границе между меловым и третичным периодами (т. е. ко времени примерно 65 млн. лет назад, когда вымерли динозавры и многие другие виды животных и растений), могут быть использованы для реконструкции природных условий, в которых произошло это вымирание.

Результаты исследования карбонатных минералов могут поведать не только о геологической истории Земли, но и о происхождении самих минералов. Соотношения различных устойчивых изотопов углерода и кислорода в образцах известняка и мрамора меняются в зависимости от геологического и географического происхождения этих образцов. Изотопный анализ позволяет установить, какие композиционные и структурные изменения обусловлены выветриванием и захоронением. Наряду с этим методом используется ряд других, например микроскопический анализ образца в поляризованном свете, позволяющий выявить неоднородности в структуре минерала, а также электронное микрозондирование образцов пород с помощью электронных пучков высокой энергии; измеряя длину волны рентгеновских лучей, испускаемых образцами при их облучении, можно определить ничтожные концентрации примесных элементов.

Эти же принципы и приборы могут быть использованы и для обследования мраморных скульптур. Хотя геологические изменения происходят в течение миллионов лет, а античные мраморные скульптуры подвергались выветриванию лишь на протяжении тысячелетий, основные процессы и в том и в другом случае одинаковы. На суше породы подвергаются более быстрым изменениям, чем в океане, представляющем собой чрезвычайно устойчивую среду. Природные условия на суше более изменчивы, а дожди и грунтовые воды оказывают сильное разрушительное воздействие на карбонатные породы. Детальное исследование воздействия выветривания на мраморные скульптуры может стать дополнительным вкладом в изучение изменений в карбонатных породах, которыми могут сопровождаться такие процессы, как изменения климата, происходящие за относительно короткое время.

НАШЕ «вторжение» в мир искусства произошло летом 1984 г. В то время музей Гетти приступил к осуществлению проекта по предохранению своей крупной коллекции французских и итальянских мраморных скульптур и других предметов из мрамора, относящихся к XVII—XVIII вв., от землетрясений, которые столь часты в Малибу. В этих скульптурах и предметах были просверлены небольшие отверстия для присоединения анкерных тросов. Сотрудники музея решили передать на анализ высверленные колонки мрамора, полагая, что результаты этого анализа позволят им больше узнать о самих скульптурах. Они обратились ко мне и моей жене Карен, специалисту в области электронной микроскопии, с просьбой установить тип мрамора, а также его происхождение. Так впервые современные петрографические методы были применены для исследования декоративного мрамора. Странную, должно быть, мы являли картину, расположившись со своими приборами среди бюстов Людовика XIV и вблизи комода Марии Антуанетты.

Однажды во время обеда к нам присоединился Джерри Подани, хранитель музея из отдела древностей. За столом завязялась оживленная беседа об аналитических методах установления подлинности античных произведений искусства из мрамора. Спустя некоторое время нас пригласили посетить подвальное помещение музея, где в небольшой комнате показали мраморную статую юноши. Статуя лежала на мягкой подстилке на тележке и была покрыта полотном. Она состояла из семи частей, самые большие из них - голова и торс. Скульптура в целом выглядела полной, были отколоты только кончик носа и пениса. Пять из семи частей, видимо, были повреждены в древние времена. Эти поврежденные участки покрылись красновато-коричневой патиной, почти такой же, как и на неповрежденной поверхности. В двух местах присоединения правой руки к туловищу часть камня была отколота. Это повреждение, вероятно было совсем недавним, так как поверхности скола имели белый цвет.


ДРЕВНЕГРЕЧЕСКИЙ КУРОС

ДРЕВНЕГРЕЧЕСКИЙ КУРОС, высеченный из мрамора предположительно между 540 и 520 гг. до н. э. Статуя сотоит из семи частей. Когда музею Гетти предложили приобрести куроса, возникли сомнения в его подлинности, поводом для которых послужило то, что статуя прекрасно сохранилась и выполнена в эклектическом стиле, объединяющем особенности пластики, характерные для различных периодов и районов Греции. Статуя высечена из доломита — очень устойчивого типа мрамора, этим можно объяснить, почему патина на ней столь тонкая. Высота куроса — 206 см.


Подани сказал нам, что музей намерен приобрести куроса, и его интересовало, можно ли применить какой-либо из методов химического или минералогического анализа для определения возраста статуи.Мы ответили, что сможем сказать что-либо определенное лишь после того, как обследуем с помощью микроскопа саму статую и произведем анализ проб мрамора, из которого она выполнена.

В течение следующих двух дней мы обследовали всю поверхность статуи с помощью стереомикроскопа, подобно тому как мы проводили бы геохимическую «аутопсию» естественных пород. После этого первоначального обследования мы сказали Подани и Джону Уолшу-младшему, директору музея, что необходимо высверлить в статуе небольшую колонку. Через несколько дней пришло разрешение от владельца статуи на взятие этой пробы. После «тренировки» на нескольких кусках мрамора Подани и его помошники высверлили, не без чувства опасения, колонку (диаметром 1 см, длиной — 2 см) в той части статуи (ниже правого колена), где в древнее время образовалась трещина.

КОГДА мы приступили к исследованию высверленной колонки, нас интересовало только одно: была ли статуя создана между 540 и 520 гг. до н. э., как это предполагали искусствоведы, или ее вырезали гораздо позже, а затем обработали поверхность так, чтобы придать ей сходство с древней статуей? Мы начали с того, что распилили колонку вдоль на две части, затем одну из этих частей разрезали на тонкие продольные слои, что позволило получить профили внешней выветрелой поверхности, поверхностного слоя патины и участка перехода к «свежему» мрамору во внутренней части. Анализ слоев производился с помощью электронного микроскопа и электронного микрозонда. Другие пробы анализировались с помощью масс-спектрометра, а также методов рентгеновской дифракции и флуоресценции с целью определения содержания в них различных изотопов, минералов и примесных элементов.

Первоначальное обследование показало, что мрамор состоял из относительно чистого доломита (кальциево-магниевого карбоната) — разновидности мрамора, менее распространенной по сравнению с мрамором, состоящим из кальцита (карбоната кальция). Доломитовый мрамор более долговечен и обычно более устойчив к выветриванию, чем кальцитный мрамор, и этим, вероятно, объясняется то, что статуя прекрасно сохранилась.

При установлении подлинности скульптуры прежде всего пытаются определить место добычи камня, послужившего материалом. Это удается сделать с большой точностью, поскольку изотопный «портрет» мрамора, добытого в различных местах, как правило, далеко не одинаков. Если же мрамор, добытый в разных местах, имеет одинаковый изотопный «портрет», то различить места добычи можно с помощью дальнейших химических анализов. Анализ мрамора, из которого высечен курос, был выполнен группой исследователей, включавшей Уильяма С. Шауерса из Университета шт. Северная Каролина (Рэлей) и Нормана Герца из Университета шт. Джорджия, изучающего историю добычи мрамора в древние века. Согласно Герцу, мрамор для создания скульптуры, вероятно, был добыт в древних карьерах на мысе Вафи на острове Фасос. В данном районе эти каменоломни — старейшие из тех, где добывался доломитовый мрамор; известно, что в VII—VI вв. до н. э. на острове Фасос из мрамора высекали крупные куросы.

Хотя результаты проведенного анализа позволяли достаточно точно установить место добычи мрамора, из которого был высечен курос, а также указывали на исторический контекст скульптуры, они не могли служить для установления ее возраста или подлинности, поскольку мрамор с острова Фасос доступен и в настоящее время. Даже если бы этот материал не был сейчас доступен, статую все равно можно было бы выполнить из блоков, доставленных из какого-нибудь места, где ведутся археологические раскопки. Таким образом, вопрос о подлинности скульптуры мог быть решен только на основе определения возраста ее поверхности.

ОБСЛЕДОВАНИЕ статуи с помощью оптического микроскопа показало, что ее поверхность покрыта тонкой коричневатой патиной из окислов железа и глинисто-почвенных минералов и содержит также включения окиси марганца, подобные тем, которые обнаруживают на древних обнажениях мрамора. Более тщательное исследование высверленной колонки с помощью электронного микроскопа показало, что выветрелая поверхность статуи покрыта сплошным слоем кальцита толщиной 10-50 мкм. Присутствие кальцита подтвердили анализы на основе рентгеновской дифракции и электронного микрозондирования. Эти анализы были выполнены мною и Питером Шиффманом из Калифорнийского университета в Дейвисе и независимо от нас Дональдом Дитрихом и Френком Пресснером в Институте сохранения памятников культуры в Марина-дель-Рей.


дедоломитизация


ДОЛОМИТОВЫЙ МРАМОР

ДОЛОМИТОВЫЙ МРАМОР, из которого высечен курос, имеет отчетливую кристаллическую структуру (см. микрофотографию слева, полученную в поляризованном свете), соответствующую доломиту с острова Фасос. На микрофотографии одной из высверленных колонок (справа), полученной с помощью сканирующего электронного микроскопа, видны углубления треугольной формы, вытравленные грунтовой водой на кристалле доломита (увеличено в 300 раз).


Обнаружение слоя кальцита имело существенное значение, поскольку известно, что в процессе выветривания доломит превращается в кальцит. В этом процессе, известном как дедоломитизация, атомы магния в кристаллах доломита медленно замещаются атомами кальция. Отложения кальцита часто находят в древних обнажениях доломита, которые были подвержены действию грунтовой воды с низким содержанием соли или дождевой воды, содержащей много кальция, но мало магния. Кальцит был обнаружен на выветрелых участках поверхности статуи, имевших трещины, однако он отсутствовал на «свежих» участках ее поверхности. Судя по всему, участки поверхности с трещинами были подвержены выветриванию в древние времена.

Затем с помощью мягкой ацетатной ленты, приложенной в нескольких местах к поверхности скульптуры, мы получили детальные «отпечатки» ее поверхностных особенностей. Лента также захватила частички минерала с поверхности, не причинив повреждений статуе. Эта лента была исследована с помощью электронного микроскопа и электронного зонда. Во всех пробах, взятых с поверхности скульптуры, был обнаружен слой кальцита, глинистые минералы, примесные элементы и окислы железа, такие же как и в колонках, высверленных на выветрелых участках поверхности. Очевидно, что слоем кальцита была покрыта вся выветрелая поверхность статуи.


КОЛОНКА (слева)

КОЛОНКА (слева) размером с карандашный ластик была высверлена с выветрелого участка статуи (чуть ниже правого колена куроса, там, где находится трещина). Окись железа оставила коричневатое пятно в слое кальцита на внешней поверхности и проникла глубоко в трещину. «Свежий» доломит имеет белый цвет. На микрофотографии справа, полученной с помощью сканирующего электронного микроскопа, виден слой кальцита поверх удлиненных кристаллов доломита (увеличено в 1500 раз).


Как показывают результаты полевых и лабораторных экспериментов, при нормальных условиях на поверхности земли процесс дедоломитизации занимает длительный период, от сотен до тысяч лет. Попытки ускорить этот процесс, например, путем кипячения частиц доломита при температуре 350°С и давлении 250 а в течение почти года приводили лишь к превращению очень малой части доломита в кальцит и брусит (гидроокись магния); этот результат совсем не похож на явление дедоломитизации.

Учитывая то, насколько сложно осуществить в современной лаборатории процесс превращения частиц доломита в кальцит, предположение о том, что на поверхности более чем двухметровой статуи был получен искусственно равномерный слой кальцита, казалось немыслимым. Невероятным казалось и то, что слой кальцита на камне мог быть специально нанесен. В «свежем» доломите и слое кальцита были обнаружены одни и те же примесные элементы (стронций, марганец и др.). Это свидетельствует о том, что слой кальцита имеет естественное происхождение.

Анализ, результаты которого были решающими, состоял в том, что мы сравнивали отношения изотопов О16 к О18 и С12 к С13, обнаруженных в слое кальцита, с подобными отношениями для «свежего» доломита из внутренней части скульптуры. Эти отношения были одинаковыми и сравнимы с отношениями тех же изотопов, измеренными в дедоломитизированном доломите природного происхождения. Это исключало возможность того, что слой кальцита на куросе был получен искусственным путем или осаждением из грунтовой воды. В любом случае содержание изотопов кислорода и углерода в слое кальцита значительно отличалось бы от соответствующего показателя, измеренного для «свежего» доломита. Наиболее разумное объяснение состоит в том, что слои кальцита на куросе образовался в результате выветривания в течение многих веков.

Толщина слоя кальцита не может служить точным показателем возраста статуи, поскольку скорость дедоломитизации зависит от многих неизвестных параметров: продолжительности захоронения, состава почв, грунтовых вод и осадков в месте захоронения. Из того что известно о процессе дедоломитизации, приведшем к образованию слоя кальцита на поверхности статуи, ее возраст можно оценить в пределах не менее нескольких столетий и не более нескольких тысячелетий.

Результаты наших геохимических исследований обсуждались многими учеными мира и были проверены «слепым» методом в независимых лабораториях. Кроме того, сотрудники музея Гетти провели детальный стилистический анализ и сравнили статую с 200 другими куросами, сохранившимися полностью или частично. После 14 месяцев тщательных исследований музей решил приобрести статую юноши. Осенью 1986 г. она была впервые выставлена в музее. Статуя надежно закреплена в вертикальном положении с помощью новой сейсмоустойчивой системы из мощных пружин и тросов, изготовленных из нержавеющей стали.

ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ нами методы установления подлинности скульптуры не являются универсальными. Они применимы только к доломитовому мрамору. Кальцитные мраморы, такие как парианский, долианский и наксианский, использовавшиеся в древности для создания скульптур, намного более распространены, чем доломитовый мрамор. На них также образуется слой выветривания, однако механизм его образования несколько иной. Поэтому для установления подлинности произведений искусства из этих видов мрамора необходимы другие аналитические методы и критерии.

Когда скульптор работает с мрамором, удары его киянки дробят тонкий поверхностный слой кристаллов. Эти кристаллы позволяют воде проникать внутрь. Кальцит более растворим, чем доломит, поэтому на поверхностях скльптур из кальцитного мрамора просачивающаяся вода заставляет крупные кристаллы кальцита перекристаллизовываться в гораздо более тонкую структуру, называемую микритом (микрокристаллическим кальцитом). Слой микрита непрозрачен и утолщается под воздействием среды и грунтовых вод.

В слое кальцита, образованном в результате выветривания, кристаллическая структура изменяется постепенно от микрита на поверхности до «свежего» мрамора внутри. Этот слои может иметь толщину от 10 мкм до более чем 10 мм в зависимости от продолжительности воздействия среды и состава грунтовой воды. Точная скорость выветривания зависит также от таких характеристик мрамора, как размер кристаллов и межкристаллической пористости. Биологическая активность лишайника и грибков на поверхности мрамора также может играть важную роль в образовании слоя выветривания.

Изотопный анализ показывает, что в направлении от внутреннего, «свежего» мрамора к слою выветривания число более легких изотопов углерода и кислорода (С12 и О16), присутствующих в избытке, неизменно возрастает. Эти изотопы более многочисленны в двуокиси углерода, растворенной в грунтовой воде, чем в кальците, поэтому, когда кальций подвергается микритизации, микрит становится обогащенным этими изотопами. Скорость обогащения меняется в зависимости от толщины существующего слоя выветривания и количества различных изотопов и минералов в грунтовой воде. В отличие от подделок и современных работ подлинные античные скульптуры из мрамора неизменно обнаруживают различие в содержании изотопов углерода и кислорода между «свежим» и выветрелым мрамором.


«МРАМОРНЫЕ ОСТРОВА»

«МРАМОРНЫЕ ОСТРОВА» — Наксос, Фасос и Парос — отмечены на карте бассейна Эгейского моря. Древние греки и римляне добывали мрамор на этих островах, а также на материке в самой Греции, Анатолии и Италии. В мезозое (между 225 и 65 млн. лет назад) на этом месте было тропическое море, на дне которого образовались мощные отложения скелетов морских животных. Со временем эти отложения подверглись метаморфизму и образовали пласты белого мрамора.


РЕЗУЛЬТАТЫ ИЗОТОПНОГО АНАЛИЗА

РЕЗУЛЬТАТЫ ИЗОТОПНОГО АНАЛИЗА были решающими в установлении подлинности куроса. На диаграмме показано содержание изотопов О18 и С13 в различных типах кальцита (голубой) и доломита (красный) по сравнению со стандартными образцами. Содержание изотопов выражено в дельта-величинах, т. е. в отклонениях от стандарта в приращениях по 0,1 %. Более низкие дельта-величины указывают соответственно на более высокие концентрации более легких изотопов О16 и С12. Результаты анализа показывают, что доломит, из которого высечен курос, вероятно, был добыт в карьерах на мысе Вафи на острове Фасос. Слой кальцита обогащен изотопами О16 и С12. Так как содержание этих изотопов в грунтовой воде больше, чем в доломите, и они постепенно замещают тяжел ыеизотопы в камне, вполне вероятно, что слой кальцита образовался в результате естественного выветривания. Данные по изотопным величинам для различных мест добычи мрамора были представлены Норманном Герцем из Университета шт. Джорджия.


В слое выветривания присутствуют также глинистые минералы и примесные элементы, такие как железо и марганец. В античных мраморных статуях наблюдается проникновение этих веществ сравнительно далеко от поверхности, тогда как в подделках они являются всего лишь свободными поверхностными примесями. Другим «признаком древности» является присутствие кальцифицированных корешков растений и лишайника. Кроме того, на протяжении многих веков естественно кислая вода оставляет неповторимые узоры на поверхности мрамора, которые невозможно имитировать с помощью кислоты.

До недавнего времени реставраторы очищали поверхность мраморных скульптур кислотой. К сожалению, при этом удалается слой выветривания, что затрудняет применение описанных методов для установления подлинности скульптур. На самом деле подлинность многих скульптур, которые очищали кислотой, останется под вопросом навсегда. Современные хранители музеев, как правило, отвергают эту практику.

ОПИСАННЫЕ выше методы установления подлинности скульптур из кальцитного мрамора были применены недавно к нескольким другим работам, в подлинности которых были сомнения. К ним относится голова Ахилла, которая дважды выставлялась в музее Гетти. Авторство этой работы приписывается древнегреческому скульптору Скопасу, жившему в IV в. до н. э. Эта скульптура сильно походила на другую голову, выполненную из мрамора, которая хранится в Национальном археологическом музее в Афинах, и подлинность которой не вызывает сомнения. Считалось, что обе скульптуры когда-то находились в одном и том же древнегреческом храме. Сотрудники музея Гетти, однако, обнаружили стилистические отклонения в хранящейся у них скульптуре, а проведенные измерения показали, что две головы были по существу идентичны по всем своим размерам. Это свидетельствовало о том, что скульптура, хранимая в музее Гетти, была скопирована с афинской скульптуры.

С двух этих скульптур были взяты пробы, в которых измерили содержание изотопов кислорода и углерода в двух независимых лабораториях. Результаты измерений показали, что скульптуры выполнены из различного типа мрамора. Кроме того, пробы, взятые со скульптуры головы, хранимой в музее Гетти, показали, что на ее поверхности отсутствовал слой выветривания, а также все другие геохимические и петрографические особенности, свойственные античным мраморным скульптурам. Вместе взятые, результаты этих анализов свидетельствовали о том, что скульптура, хранимая в музее Гетти, является копией, изготовленной, вероятно, в XX в.


ГОЛОВА АХИЛЛА

ГОЛОВА АХИЛЛА (слева), хранящаяся в музее Гетти, и гипсовый слепок головы (справа), хранящейся в Национальном археологическом музее в Афинах. Как предполагалось, обе головы находились раньше в храме Тегеи, однако изотопный анализ показал, что голова Ахилла, хранящаяся в музее Гетти, высечена из паросского мрамора, тогда как «афинская» голова - из долианского. Кроме того, на голове, представленной слева, отсутствует слой выветривания и другие «признаки древности». Результаты исследования показывают, что это копия, вероятно, выполненная в XX в.


Другой пример — анализ мраморной статуэтки с Киклад, изображающей арфиста (хранится в Музее изобразительных искусств в Ричмонде, шт. Вирджиния). Предполагалось, что фигурка создана в третьем тысячелетии до н. э., однако вследствие ее стилистических несоответствий имеющимся образцам и необычных следов выветривания, содержащих в микроскопических количествах минеральный гипс (сульфат кальция), возникли сомнения в ее подлинности. Маргарет Майо, хранитель музея из отдела античного искусства, попросила нашу лабораторию обследовать фигурку и произвести анализ взятых с нее проб. Нами было установлено, что фигурка арфиста была вырезана из кальцитного мрамора, добытого, по-видимому, на острове Наксос — наиболее вероятном районе добычи мрамора в третьем тысячелетии до н. э. На фигурке был обнаружен толстый слой выветривания, содержавший примесные элементы. Их концентрация свидетельствовала о том, что возраст статуэтки составлял около 5000 тыс. лет. Вместе с тем изотопы C13 и О18 присутствовали в большем количестве вблизи поверхности, чем во внутренней части, т. е. картина была противоположной той, которую мы прежде наблюдали для кальцитных мраморов, когда более легкие изотопы — С12 и О16 — присутствуют в большем количестве вблизи поверхности. Известно, однако, что в засушливом климате на поверхности мрамора могут появляться гипсовые и кальцитные отложения в результате испарения соленой грунтовой воды и влаги. Вследствие этих испарений в слой выветривания попали более тяжелые изотопы.

В настоящее время другие кикладические скульптуры детально исследуются (с сопоставлением результатов) группами ученых из нескольких музеев США, включая Бостонский музей изобразительных искусств, музей Метрополитен в Нью-Йорке, Музей искусства графства Лос-Анджелес, а также Смитсоновский институт. Окончательное заключение относительно подлинности мраморной фигурки арфиста будет сделано после того, как станут известны результаты их работы.

ЗА ПРОШЕДШИЕ четыре года мы продвинулись значительно вперед в изучении естественного выветривания древних мраморных скульптур. Каждый раз после исследования очередной скульптуры нам открывалось что-то новое. Постепенно совершенствовались методика и инструменты, поэтому для анализа античных мраморных скульптур сейчас достаточно иметь пробы размером с булавочную головку, взятую с тех мест скульптуры, где это не заметит даже самый искушенный знаток.

В настоящее время для хранителей музеев ценность научных методов анализа мраморных скульптур заключается не только в возможности установления их подлинности, но и в том, что они могут использоваться для датировки скульптур и их лучшей сохранности. Несколько крупных музеев Европы и США сейчас осуществляют широкий геохимический анализ своих мраморных скульптур. В ходе этой рабоы были обнаружены другие древнегреческие статуи из фасосского доломита, кальцитная патина которых почти такая же, что и на куросе в музее Гетти. Кроме того, были обнаружены подделки и, наоборот, устранены сомнения в подлинности некоторых произведений искусства из мрамора. Даже самые завзятые скептики сейчас согласны с тем, что методы, которыми пользуются искусствоведы и археологи, должны быть дополнены естественнонаучными методами. Многие хранители музеев, которые когда-то сомневались в методах, примененных нами для установления подлинности статуи куроса, сейчас полагаются на них.

Научные средства для установления подлинности мраморных скульптур все еще находятся в начальной фазе своего развития. Они будут совершенствоваться по мере дальнейшего анализа скульптур — как тех, подлинность которых несомненна, так и тех, подлинность которых остается под вопросом, — а также дальнейшего изучения образцов мрамора различных возрастов и типов из древних и современных мест добычи этого камня. Новые методы измерения содержания стабильных и радиоактивных изотопов в мраморе позволят определять абсолютный возраст слоя выветривания. Эти исследования необходимы не только для развития новой области науки, их результаты сделают безуспешными попытки тех людей, кто в корыстных целях захочет фальсифицировать наследие человеческой культуры.


Вернуться к оглавлению


(Последние исправления - 9.4.2002)

На главную страницу