В МИРЕ НАУКИ. (Scientific American. Издание на русском языке). 1990 №6. 66-74


Древние глазури

Благодаря своим структурным особенностям и световым эффектам на поверхности глазурь выглядит необычайно красиво. Методы, применяемые в материаловедении, дают возможность узнать много нового о развитии техники глазу рования в древности

ПАМЕЛА Б. ВАНДИВЕР


ГЛАЗУРЬ — это стекловидное покрытие на керамике, защищающее ее от внешних воздействий и служащее одновременно украшением. Современные промышленные глазури обычно бесцветны и прозрачны (например, на фарфоровой посуде) или окрашены и непрозрачны (на кафеле). Но посетив любой музей искусства, можно убедиться, что глазури обладают гораздо более широким «репертуаром» визуальных эффектов. Глазури на древних египетских амулетах сияют голубизной столь же ярко, как и в тот день, когда их извлекли из обжиговой печи. Совершенно не поблекли сцены, изображенные на древнегреческих вазах, покрытых красной и черной поливной глазурью. Яркие трехцветные свинцовые глазури, «светящийся» селадон и фарфор свидетельствуют о вкусе и могуществе китайского императорского двора.

Задолго до появления синтетических красок и пластмасс древние мастера научились получать глазури, отличавшиеся неповторимостью красок, которые были неподвластны времени и удовлетворяли многим эстетическим потребностям. В большинстве культур обладать глазурованной керамикой считалось престижным. Эти изделия были недоступны простым людям, поскольку приобрести материалы, знание и опыт, необходимые для их изготовления, было весьма сложно. В XVI—XVII вв. европейские монархи, стремясь пополнить свои коллекции китайским фарфором, иногда рисковали своей казной. Большой спрос в Европе на «белое золото» побудил ученых попытаться воспроизвести способ получения фарфора.

В настоящее время исследования, связанные с керамикой, нацелены скорее на изучение ее практических, а не декоративных свойств (см. статью Г. Кента Боуэна «Перспективные керамические материалы»; «В мире науки», 1986, №12). Вместе с тем современные методы, применяемые в материаловедении, открыли новые возможности в исследовании древней керамики. Материаловеды изыскивают способы обработки сырья, которые позволили бы создавать микроскопические структуры, придающие керамике желаемые свойства, такие как способность выдерживать чрезвычайно высокие напряжения и температуры. У исследователей древней керамики подход противоположный: сначала они определяют структурные особенности глазурованного покрытия, после чего устанавливают, какое было использовано сырье и технология для его получения. Проводимые в нашей лаборатории исследования дают возможность проследить развитие техники глазурования в древности; этому аспекту, в отличие от эстетического, обычно уделяется намного меньше внимания. Мы изучаем археологический контекст древней глазурованной керамики, исследуем состав и структуру глазурей и, наконец, пытаемся сами воспроизвести технику глазурования, которой могли пользоваться древние мастера. В конечном счете мы надеемся найти ответы на многие интересующие нас вопросы, включая следующие: какие физические свойства глазури определяют ее внешний вид? какое сырье использовали для получения глазурей и насколько их качество и внешний вид зависели от сырья? какова была последовательность операций при глазуровании? за счет чего удавалось достичь желаемых световых эффектов? Ответы на эти и другие вопросы позволят «взглянуть» на работу творческой мысли древних мастеров и больше узнать о культурных запросах тех обществ, к которым они принадлежали.

КЕРАМИКУ получают из глины, состоящей главным образом из мельчайших (размером менее 10 мкм) частиц алюмосиликатов, весьма распространенных в земной коре. Эти дискообразные частицы расположены слоями, между которыми остаются узкие промежутки. Если в этих промежутках находится вода, то возникают капиллярные силы, удерживающие вместе частички глины и позволяющие им скользить относительно друг друга, что придает влажной глине пластичность.

При обжиге глины ее частицы спекаются и глина обретает твердость камня. Вместе с тем керамика сохраняет некоторую пористость,поскольку при обжиге глина не нагревается до температур, при которых происходит ее плавление. Нагретое до таких температур, керамическое изделие потеряло бы форму под действием собственного веса и превратилось в расплавленную массу. Пористая поверхность изделия из глины покрывается глазурью. Обычно глазурь состоит из мельчайших стеклообразующих частиц, которые при плавлении герметизируют поверхность керамики. Глазурование происходит в печи при непродолжительном нагревании керамики до температур, при которых она еще сохраняет свою форму.

Чтобы лучше понять свойства стекла и глазури, от которых зависит процесс плавления, сравним их со свойствами кристалла. В кристалле атомы расположены упорядоченно и образуют трехмерную решетку. Химические связи между одинаковыми атомами в кристалле распределены равномерно; когда кристалл нагревается, энергия колебаний атомов, занимающих фиксированное положение, увеличивается и при достижении температуры плавления происходит разрыв межатомных связей, и кристалл переходит в менее упорядоченное, жидкое состояние. Стекло же содержит примеси, которые нарушают кристаллографическую симметрию, приближая его к жидким веществам. Вследствие своей аморфности стекло не имеет фиксированной точки плавления и при нагревании постепенно переходит из твердого состояния в пластическое, а затем в жидкое (сиропообразное). За счет флюсов, обладающих неодинаковыми химическими связями, можно менять температуру плавления и стабильность стекла и глазури.

Хотя для получения стекла и глазурей используют одинаковые сырьевые компоненты, включая кварцевый песок, поташ, буру и окислы свинца, между ними имеются существенные различия. В процессе стекловарения расплавленную стекломассу выдерживают длительное время (иногда в течение нескольких дней) при повышенных температурах с тем, чтобы расплавить все сырьевые компоненты, исключить образование новых кристаллов и удалить из стекломассы газы. Глазурь же нельзя долго выдерживать при высоких температурах, поскольку в противном случае начинается плавление самой керамической основы. Вследствие этого глазури часто содержат примеси, такие как кристаллы сырьевых компонентов и пузырьки газа. Именно от соотношения и состава этих примесей зависит внешний вид глазури, которая может быть прозрачной или непрозрачной, иметь гладкую и оптически плоскую поверхность и вместе с тем напоминать сатин, бархат и даже овсяную муку и порождать ощущение глубины, как гагат и агат.

ВНЕШНИЙ ВИД глазури обусловлен световыми эффектами на ее поверхности, на границе раздела между керамикой и глазурью, а также взаимодействием света с веществом, входящим в состав глазури. Микроструктура глазури играет особо важную роль. Размеры частиц от 0,1 до 1 мкм приближаются к длинам волн оптического диапазона и поэтому эти частицы в наибольшей степени влияют на внешний вид глазури. Частицы размером около 100 мкм лежат за пределом разрешения человеческого глаза, поэтому они создают «тонкие эффекты» в глазурованном покрытии.


МЯГКАЯ ОПАЛОВАЯ ГЛАЗУРЬ НА ЧАШЕ

МЯГКАЯ ОПАЛОВАЯ ГЛАЗУРЬ НА ЧАШЕ, относящейся к эпохе Сун (960-1279 гг. н. э.). В глазури этого типа {снимок слева}, полученной путем воспроизведения древней технологии, видны кристаллические области с красноватыми точками на синем фоне. На снимке внизу {второй слева} с 60-кратным увеличением видны пузырьки, отражающие свет. Кристаллы кристобалита {снимок в центре внизу} говори о том, что глазурь длительное время нагревали, а затем медленно охлаждали. Крошечные частицы в эмульсии вытравливали кислотой, в результате чего образовались ямки. Белые шарики {второй снимок справа} - это кристаллические частицы псевдоволластонита, порождающие эффект пятнания. Между глазурью и поверхностью керамики происходил рост игл анортита, образовавших белый слой, который отражает свет {снимок справа}.


На гладкой поверхности глазури происходит зеркальное отражение света, а на шероховатой — рассеяние. Матовая глазурь содержит кристаллы, которые делают поверхность менее гладкой, поэтому свет на ней рассеивается по всем направлениям. Поверхность селадона из мастерских Лунцюаня (Китай, эпоха Сун) слегка шероховата и включает кристаллы кварца размером от 10 до 100 мкм, поэтому на этой поверхности имеет место как рассеяние, так и зеркальное отражение света. Степень отражения и поглощения света зависит от состава глазури. Глазурь, обогащенная щелочными окислами, отражает примерно 4% падающего света, а свинцовая глазурь - 8%, поэтому ее поверхность выглядит более блестящей. Тяжелые элементы увеличивают как показатель преломления, так и отражательную способность глазурованной поверхности.


ТЕМПЕРАТУРНЫЕ РЕЖИМЫ

ТЕМПЕРАТУРНЫЕ РЕЖИМЫ в технологии получения стекла, фритт и двух типов глазурей. Стекло выдерживается при высокой температуре для расплавления примесей и удаления пузырьков газа. В процессе формования стекло может нагреваться несколько раз. Фритта спекается (частично расплавляется) при высокой температуре, быстро охлаждается и измельчается в порошок, наносится как глазурь и подвергается повторному обжигу при более низкой температуре. Прозрачная свинцовая и полевошпатная глазурь выдерживаются короткое время при пиковой температуре (А). Для достижения полупрозрачности глазурь слегка охлаждается (В) с тем, чтобы произошло образование зародышей кристаллизации, а затем выдерживается некоторое время при более высокой температуре для того, чтобы произошел рост кристаллов.


На прозрачных и полупрозрачных глазурях свет поглощается, рассеивается и отражается на поверхности раздела между керамикой и глазурью. Гладкая белая керамика отражает больше света и делает краски более яркими, глазурь же на более темной керамике, которая существенно поглощает свет, выглядит темнее. Во время обжига селадона на указанной поверхности раздела вырастают белые кристаллы анортита (известкового полевого шпата), «маскирующие» керамику, вследствие чего зеленовато-голубая глазурь выглядит ярче и насыщеннее.

Ряд сложных оптических эффектов связан со структурой самой глазури. Для окраски глазури проще и надежнее всего использовать пигменты, такие как черный магнетит и красную окись меди. Более сложный способ заключается в использовании коллоидных красителей, состоящих из микроскопических частиц золота, серебра или меди. Эти частицы создают цветовой эффект на основе поглощения, рассеяния или преломления света.


СВЕТ по-разному

СВЕТ по-разному взаимодействует с различными глазурями. Свинцовая глазурь {слева} прозрачна и обладает высокой отражательной способностью. Матовая глазурь (в центре) имеет кристаллические выступы на поверхности, рассеивающие свет. Глазурь на селадоне (справа) содержит частицы кварца, пузырьки газа и микроскопические кристаллы, которые преломляют и рассеивают свет. Кристаллический слой на поверхности раздела между глазурью и керамикой также отражает свет.


Наиболее удивительную окраску дают растворы ионов переходных металлов, поглощающих свет различной длины волны в зависимости от концентрации и степени окисления. К ним относятся ионы железа (дающие окраску от желтой и зеленой до коричневой и черной), марганца (от фиолетовой до коричневой), хрома (от розовой до зеленой), кобальта (голубая) и меди (от зеленой до синей). Чтобы применять эти вещества, необходимо хорошо знать их свойства, поскольку энергетические уровни их внешних электронов сильно зависят от состава глазури. Так, медь дает синюю окраску в щелочной глазури и зеленую — в свинцовой. Если к щелочной глазури или стеклу добавить 0,5% раствор окиси железа, то каждый ион железа становится окруженным атомами кислорода, в результате механизм поглощения дает зеленый цвет, как у бутылок из-под кока-колы. Если ион серы или углерода замещает один или более ионов кислорода, то цвет становится коричневым, таким, как у пивных бутылок, поскольку пара железо-сера или железо-углерод поглощает больше света во всем оптическом диапазоне.

Пузырьки газа также влияют на характер распространения света в глазури. Это могут быть пузырьки воздуха, содержащиеся в расплаве, или других газов, выделенных при разложении сырьевых компонентов. Если глазурь расплавляют до относительно жидкого состояния, большинство пузырьков газа поднимается на поверхность, где происходит выделение содержавшегося в них газа. В вязкой же глазури пузырьки газа остаются подобно воздушным пузырькам в пемзе. Глазурь, содержащая большое количество мельчайших пузырьков, выглядит блестящей, поскольку гладкие поверхности раздела между воздухом и стеклом служат отражательными поверхностями.

Другой важной особенностью глазури является присутствие (или отсутствие) в ней кристаллических частиц. Если глазурь содержит 0,5% (по объему) мельчайших частиц размером менее 1 мкм, она выглядит полупрозрачной. Если концентрация частиц составляет примерно 10%, глазурь будет непрозрачна. Кристаллы могут иметь больший показатель преломления, что приводит к преломлению лучей света. Благодаря этому явлению свет проходит больший путь в глазури, отчего создается впечатление большей глубины. Если показатель преломления намного выше, чем у стекла, то лучи света изгибаются настолько сильно, что глазурь становится непрозрачной.

В ТЕЧЕНИЕ тысячелетий древние мастера, изменяя структуру глазурей, добивались удивительного разнообразия визуальных эффектов, включая те, с помощью которых удавалось имитировать драгоценные металлы и камни. Керамика поддается пластичной формовке (обычно намного легче, чем большинство драгоценных металлов) и может принимать гораздо более разнообразные формы и размеры, чем металлы или камни. Благодаря этим свойствам глазурованная керамика стала цениться не как предмет быта, а скорее как предмет роскоши. Чтобы удовлетворить вкусу своих богатых заказчиков, ремесленники применяли множество ими изобретенных технологических приемов. Поэтому изучая древнюю глазурованную керамику, можно видеть, насколько были взаимосвязаны технология и эстетические потребности.

Самым ранним видом глазури в Новом Свете, Юго-Западной Азии и Китае была поливная глазурь — суспензия мельчайших частиц глины в воде часто с добавлением соли или золы в качестве флюса. Поливные глазури подвергаются кратковременному обжигу при низких температурах в пределах 600—1000°С. Эти глазури плавятся лишь частично и поэтому остаются проницаемыми для воды.

Уже в середине шестого тысячелетия до н. э. гончары в Северной Месопотамии знали, что цвет обожженной глины можно менять в зависимости от состава газа в обжиговой печи. «Цветовым компонентом» здесь служит железоокисный пигмент, в избытке содержащийся в гончарной глине. Если газ в обжиговой печи содержит большое количество кислорода, то этот пигмент сохраняет красную гематитовую форму (Fе2О3), тогда как в газе с низким содержанием кислорода он восстанавливается до черного магнетита (Fe3O4). Обнаружив эту закономерность, гончары научились создавать такие условия обжига, при которых глазурь обретала бы ту или иную окраску.

Самыми замечательными образцами керамики, покрытой поливной глазурью, являются аттические вазы (VI—II вв. до н. э.). Глину, из которой изготавливали эти вазы, смешивали с водой и давали отстояться до тех пор, пока не происходило осаждение крупных частиц. Мельчайшие частицы глины и гематита оставались во взвешенном состоянии и вычерпывались. Эта глазурь наносилась на те места керамики, которые, по замыслу художника, должны быть черными. Сосуд затем обжигали в печи с малым содержанием кислорода, вследствие чего вся его поверхность, благодаря окиси железа, приобретала черный цвет. При этом мельчайшие частицы поливной глазури спекались с поверхностью, тогда как более грубые участки оставались «открытыми». В конце обжига и во время охлаждения в печь добавляли кислород и эти пористые участки становились красными. Участки же, покрытые глазурью, были почти полностью защищены от кислорода, и поэтому их цвет оставался неизменным - черным.


ВАЗА (СЕЛАДОН)

ВАЗА (СЕЛАДОН) из мастерских Лунцюаня, изготовленная в XII в., является одним из самых замечательных произведений искусства из керамики. Пузырьки и частицы кварца, заметные на снимке (справа вверху), заставляют глазурь как бы светиться и создают впечатление глубины. На фотографии, полученной с помощью электронного микроскопа (справа внизу), видны частицы кварца и иглы анортита, рассеивающие свет.


ТАКОВА БЫЛА в общих чертах техника поливного глазурования, применявшаяся с теми или иными модификациями. Все поливные глазури имели общий недостаток — они были проницаемыми для воды. Однако недавно мы обнаружили исключение из этого правила; я имею в виду керамику, найденную в Годин-Тепе в Западном Иране. Известная как расписная керамика Сех-Габи и датируемая серединой четвертого тысячелетия до н. э., она была изготовлена из известковой глины кремового цвета и покрыта блестящей черной глазурью. Проведенный нами анализ показал, что состав этой глазури такой же, как и у поливной, однако она обжигалась при более высокой температуре (1050°С) и в течение большего времени, чем глиняная основа, обжиг которой производился при температуре 800°С. Этот процесс был возможен только в том случае, если глазурь предварительно обжигалась при высокой температуре, а затем тонко измельчалась, смешивалась с водой и после этого наносилась на поверхность глиняного сосуда и обжигалась при более низкой температуре. Этой технологией пользовались недолго; она не получила распространения и не была передана последующим поколениям. Керамика Сех-Габи остается единственным известным примером глазури высокотемпературного обжига, относящейся ко времени, предшествовавшему середине второго тысячелетия до н. э., когда в Китае появилась глазурованная керамика.

На Ближнем Востоке первые стекловидные глазури были созданы скорее каменщиками, а не керамистами. В Египте это был голубой фаянс под бирюзу и лазурит. Примерно в четвертом тысячелетии до н. э. каменщики обнаружили, что можно получать похожий на камень материал путем формования теста, состоявшего из дробленой кварцевой породы, натриевого или натрий-калиевого флюса, дробленого известняка или малахита и воды, с последующим обжигом. К раствору добавлялась медная соль, которая, вместе с другими флюсами, выкристаллизовывалась на поверхности. При обжиге флюсы плавятся и образуют полупрозрачное синее стекловидное покрытие. Второй метод, относящийся примерно к XXIII в. до н. э., заключался в обжиге кварцевых предметов, погруженных в порошок из солей меди, негашеной извести и древесного угля; соли испарялись и образовывали на поверхности глазурованное покрытие. Этот метод, возможно, до сих пор используется в Иране для изготовления бус. Мастера по фаянсу разработали также третью группу методов, в которых глазури фриттовались, дробились в порошок и наносились на поверхность предметов, имевших кварцевую основу.

В Египте развитие техники глазурования, особенно на ранних этапах, проследить довольно сложно. По мере ее распространения (или повторного открытия) в другие регионы Ближнего Востока она претерпевала различные изменения. Эти изменения можно даже обнаружить при анализе глазурованных керамических изделий, изготовленных, как предполагается, в одной мастерской.

Примерно в середине второго тысячелетия до н. э. египетские мастера впервые начали изготавливать большое количество стеклянных бус и сосудов; они также начали использовать порошкообразное стекло на кварцевой основе для получения декоративных слоев на мебели и архитектурных сооружениях. Эта технология позволила расширить цветовую гамму от традиционных зелено-голубого, темно-фиолетового, коричневого и черного до желтого, зеленого, кобальтовой сини, фиолетового и оранжевого. Изделия, относящиеся ко временам Римской империи, свидетельствуют о том, что египетские мастера применяли эти фриттованные глазури на светло-коричневых глиняных предметах. Эти глазури более похожи на стекло и не имеют блеска, свойственного фаянсу.

Интересно, что предварительно фриттованные глазури были «открыты повторно» в новое время как средство, позволяющее избежать таких дефектов, как пузырьки и нерасплавленные частицы. Такие глазури также позволяют решить проблему токсичности, присущую свинцовым глазурям, которые при неполном расплавлении содержат непрореагировавшие окислы свинца, способные растворяться в слабокислых пищевых продуктах, таких как апельсиновый сок. Предварительно фриттованная глазурь обеспечивает полное расплавление свинцовых частиц в стеклянной структуре.

Таким образом, на Ближнем Востоке каменщики, а не керамисты создали технологию, которая отличалась от поливного глазурования и давала возможность получать широкий спектр цветов и блестящие покрытия. Фаянс, стекло и глазурь использовались для имитации благородных металлов и украшения архитектурных сооружений — т. е. отвечали эстетическим потребностям правящего класса. Глазури могли бы также служить для украшения и защиты поверхности глиняных сосудов, однако для этих целей уже использовались другие методы, такие как украшение поливом и покрытие водонепроницаемыми смолами.

ОДНОЙ из причин, почему поливныe глазури редко встречаются на Ближнем Востоке, является то, что глина в этом регионе относится к пирофиллитовому типу, пригодному лишь для низкотемпературного обжига. Эту глину трудно обрабатывать и ее часто находят в морских или речных отложениях, изменчивых по своему составу. Глина, содержащая известь, плохо обжигается; при температурах 800—850 °С она легко растрескивается, при температурах же выше 1000 °С более устойчива, однако деформируется, а затем плавится. Кроме того, печи, изготовленные из слабой глины, не способны выдерживать многократного обжига. Таким образом, отсутствие сырья должного качества, а также социальные и исторические условия сдерживали развитие техники поливного глазурования в указанном регионе. Поэтому глазури высокопемпературного обжига, полученные из такого сырья, как известняк, появились лишь в Римскую эпоху.

У китайских керамистов, наоборот, было в избытке прекрасной огнеупорной глины и материалов, позволивших им превратить свое дело в искусство, не уступающее по своему уровню изобразительному искусству Запада. Анализ китайских глазурей, выполненный как в нашей лаборатории, так и китайскими учеными, позволил установить, что в Китае техника глазурования развивалась непрерывно. Этот процесс включал в себя применение новых материалов и изобретение или усовершенствование средств достижения новых визуальных эффектов.

Успешному развитию техники глазурования в Китае способствовали два главных обстоятельства: раннее достижение высоких (более 1000°С) температур обжига и открытие глазуреобразующих камней — неглинистых минералов, таких как известняк и «китайский камень» (частично выветрелая смесь серицитовой глины и кварца), которые можно использовать для приготовления глазури, обжигаемой при высокой температуре. Первое обстоятельство связано с наличием во многих районах Китая мощных (иногда до сотен метров) лёссовых отложений. Лёсс состоит главным образом из кварца и поэтому имеет высокую точку плавления, что делает его прекрасным материалом для высокотемпературных обжиговых печей. Для сооружения обжиговой печи в Китае достаточно было выкопать на склоне горы углубление, утрамбовать его стенки и проделать вентиляционное отверстие. К 1500 г. до н. э. в Китае обжиг гончарных изделий был в основном высокотемпературным (1100-1200°С).


СУЩЕСТВОВАНИЕ РАЗЛИЧНЫХ

СУЩЕСТВОВАНИЕ РАЗЛИЧНЫХ видов глазурей обусловлено разнообразием сырьевых материалов и технологий. Аттический сосуд (7), относящийся к V в. до н. э., украшен черной поливной глазурью. На микрофотографии {слева вверху} видны спекшиеся частицы на грубой глиняной поверхности. Для египетского фаянса (2) характерна стекловидная глазурь. Великолепный кубок (800—900 гг. до н. э.) глазурован путем плавления солей меди, выступивших на поверхности керамики. Рядом с кубком изображены бусы, изготовленные по «египетской технологии» в лаборатории автора, и инкрустация (1450 г. до н. э.). Ниже слева изображен керамический лев (3) (1500 г. до н. э.) длиной около бОсмиз храма Иштар в Нузи(Ирак). Это самое большое из сохранившихся глазурованных керамических изделий древности. Китайский сосуд (4), относящийся к VIII в., глазурован блестящей свинцовой глазурью. Пиала (5), изготовленная в эпоху Сун, имеет «пятнистый» декор. Ярко окрашенные надглазурные эмали украшают тарелку (б), относящуюся к началу XVIII в. На микрофотографии (справа) видны мельчайшие частицы гематита в красной эмали. Внизу показана турецкая плитка (7) с ярким рисунком под свинцово-щелочной глазурью.


Идея использовать глазуреобразующие камни, возможно, впервые пришла в голову керамистам, когда они наблюдали результаты чрезмерного обжига поливных глазурей, содержащих глину, известняк и слюду; отложения золы из обжиговой печи, вероятно, служили в качестве флюса для частиц глазуреобразующего камня. Во втором тысячелетии до н. э. китайские керамисты использовали два типа таких камней: известняк и китайский камень. Китайский камень стали впервые добавлять в саму керамическую массу — процесс, достигший совершенства с появлением в IV—VI вв. н. э. фарфора. Каолин, который сейчас является самым распространенным компонентом, стали добавлять лишь позже.

В XI в. н. э. керамисты в Северном Китае начали изготавливать для императорского двора великолепный фарфор,носивший название «цзюнь» и «ру», цвет которого описывали как «синее небо после дождя». Изделия «цзюнь» отражают необычный способ создания текстуры, похожей на камень. Глазурь выдерживалась при температуре 1200°С, а затем медленно охлаждалась, образуя эмульсию из двух похожих на стекло жидкостей. Подобно маслу и уксусу, эти две жидкости более устойчивы сами по себе, чем в смеси, и образуют мириады крошечных шариков диаметром десятки и сотни нанометров. Обе фазы имеют различные показатели преломления, поэтому лучи света при переходе из одной фазы в другую изгибаются. Чем больший путь проходит свет, тем больше впечатление глубины. То же явление можно наблюдать, если встряхнуть бутылку с приправой для салата, содержащую смесь масла с уксусом. По отдельности эти жидкости прозрачны, тогда как их смесь полупрозрачна.

В 1127 г. двор бежал на юг Китая, и в Гуанчжоу была основана династия Южная Сун. Гончары начали осуществлять интенсивную «исследовательскую программу», с тем чтобы сделать местный фарфор «жу» отвечающим вкусу двора, ценившего декор под «жадеит». Результатом этих усилий явился знаменитый гуаньский («имперский») селадон и селадон из мастерских Лунцюаня. Лунцюань был торговым городом к юго-западу от Гуанчжоу, где селадон изготавливали преимущественно на экспорт. Замечательной особенностью селадоновых глазурей является их полупрозрачная, шелковистая структура, с цветом от светло-зеленого, морского, до серо-зеленого.

Для мастеров, изготавливавших селадон, исходными были глазури «жу», однородные, тонкие, прозрачные глазури, окрашенные окисью железа с оттенками от коричневого до зеленого и желтого. Как они получали селадон из материалов, шедших на изготовление керамики «жу»? Глазури «жу» были жидкими из-за высокого содержания в них оксида кальция. Селадоновые глазури были в 10 раз более вязкими; для того чтобы глазурь не была текучей, в ней уменьшали содержание оксида кальция. Кроме того, селадоновые глазури, в отличие от глазури «жу», содержали множество кристаллических частиц, главным образом тончайшие иглы анортита длиной в несколько микрон и сферические частицы псевдоволластонита.

Изучая химический состав глазури, мы обнаружили, что участки с высоким содержанием гидроксида калия и оксида алюминия и низким содержанием извести содержат главным образом анортит, тогда как участки с высоким содержанием извести содержат в основном псевдоволластонит. Эти локальные вариации состава были неслучайными и достигались путем объединения грубо измельченных сырьевых компонентов, таких как известь, с китайским камнем и золой и неполного их перемешивания. Поскольку в керамике «жу» те же материалы были тонко измельчены и хорошо перемешаны, то особенности структуры селадона не были следствием небрежности керамистов, а обусловлены особенностями технологии.

Процесс обжига также претерпел изменения. Нерастворенные частицы кварца в селадоне окружены расплавленным диоксидом кремния; это свидетельствует о том, что глазурь выдерживалась длительное время при высокой температуре, но не настолько долго, чтобы произошла перекристаллизация расплавленного диоксида кремния в кристобалит (одну из кристаллических фаз диоксида кремния). Исходя из результатов эксперимента с воспроизведением технологии, мы заключили, что селадоны обжигали при температуре 1200— 1250deg;С, а затем охлаждали в течение многих дней. В результате в глазури образовывались кристаллы анортита и псевдоволластонита. Спустя почти девять веков после изобретения селадона, инженеры стекольного завода Корнинга создали аналог Корелльской посуды. Изделие формуется как прозрачное стекло и затем помещается в печь с регулируемой температурой, позволяющей кристаллам осаждаться и расти. В этом процессе стекло упрочняется и становится матово-белым.


ХИМИЧЕСКИЙ СОСТАВ

ХИМИЧЕСКИЙ СОСТАВ глазурей, определенный в лабораторий автора.


Другой известной глазурью, в которой образуются кристаллы, является глазурь «жиань» или «теммоку». Этот тип глазури содержит примерно 10% окиси железа. Когда ее выдерживают в вязком, но расплавленном состоянии в обжиговой печи продолтельное время, происходит рост «снежных хлопьев» гематита, имеющего золотистую окраску, и серебристого магнетита. При увеличении температуры глазурь становится текучей, поэтому кристаллы могут растворяться и стекать вниз ручейками, образуя структуру «заячий мех».

По мнению исследователей, такие глазури, как селадоновые, «жу» и «жиань», появились в Китае вследствие крупномасштабного производства керамики, обжигаемой при высоких температурах. По мере того как обжиговые печи увеличивались в размере с целью повышения производительности, время обжига при максимальных температурах и охлаждения увеличивалось, и одним из «случайных» результатов было образование кристаллов. Керамисты заметили это, и когда их заказчикам понравилась соответствующая структура, научились получать ее. Современные керамисты настолько «привыкли» к эффективности, что «неэффективные» методы, применявшиеся в эпоху Сун, — грубый помол, плохое перемешивание и длительный обжиг — трудно понять и воспроизвести.

ПОСЛЕ ОТКРЫТИЯ глазуреобразующих камней следующим важным достижением стало получение свинцовых глазурей. Археологами пока точно не установлено, где впервые появились такие глазури (в Средиземноморье, Юго-Западной Азии или в Китае), однако они согласны в том, что эти глазури существовали во всех трех регионах примерно 2000 лет назад, в это время происходило укрепление Римской, Парфянской и Ханьской империй и налаживалась интенсивная торговля между ними.

Свинцовые глазури были получены из нового класса глазуреобразующих камней, содержащих свинец. Эти глазури могут измельчаться и наноситься непосредственно. Они обжигались при низкой температуре (от 800 до 1000°С) и давали широкое разнообразие цветов. Эти глазури имеют блестящую поверхность вследствие своей высокой отражательной способности. Свинцовые глазури могли наноситься очень тонким слоем и поэтому использовались для имитации серебра на фарфоре. Главным их недостатком было то, что они обладали высокой текучестью.

В эпохи Сун и Мин свинцовые глазури служили основой для надглазурных эмалей: ярко окрашенных глазурей, которые фриттовались, а затем наносились кистью или напылялись на уже обожженную глазурованную поверхность. Изделие затем обжигали второй раз при низкой температуре с тем, чтобы эмаль спеклась с глазурованной основой. Эти эмали плавятся при температуре примерно 800°С. Надглазурные эмали служили в основном для украшения фарфора, который должен обжигаться при такой высокой температуре, что большинство красок разложилось бы и проникло в глазурь.

В XII в. персидские мастера независимо создали надглазурные эмали из свинцовых глазурей для керамики, называемой минаи. Вообще же керамисты на Ближнем Востоке предпочитали окрашивать изделия так, чтобы краска находилась под глазурью (подобно китайской «бело-голубой» традиции). Эта техника достигла совершенства в производстве турецкой плитки в период правления (1520—66) Сулеймана I Кануни. Плитки украшены роскошным цветочным орнаментом под блестящей прозрачной свинцовой глазурью. Чтобы увеличить контраст между красками и основой, светло-коричневые глиняные плитки сначала покрывали слоем белой кварцевой пасты. Изготовление глазурей требовало особой тщательности.

Древние мастера получали голубые, зеленые и бирюзовые фритты, используя кобальт и медь. Некоторые фритты имели более высокий показатель преломления, чем прозрачная глазурь и поэтому давали более насыщенные тона. Красный, серо-зеленый и черный тона достигались с помощью устойчивых пигментов, таких как окись железа, хром и хромит. Кафель Изник был вершиной искусства глазурования, восходящего к фаянсовой традиции Ближнего Востока.

СОВРЕМЕННЫЕ ученые обычно не уделяют внимание тому обстоятельству, что развитие той или иной технологии могло происходить вне контекста научно-технической революции на Западе. А ведь именно античными мастерами были изобретены и усовершенствованы сложные и разнообразные технологии изготовления керамики, часто не уступающей по своему качеству нынешним высокотехнологичным образцам. Современные аналитические методы и приборы позволили нам узнать об их достижениях.

Полученная нами информация будет представлять интерес как для керамистов, так и для историков и знатоков. В начале 80-х годов китайские специалисты, изучив древнюю технику производства селадона, изготовили столь точные копии селадона XIII в. из мастерских Лунцюаня, что они способны ввести в заблуждение даже экспертов. Осознание того, что внешний вид глазурованной керамики связан с физическими, геологическими, культурными и историческими факторами, позволит еще выше оценить шедевры, созданные древними керамистами.


Вернуться на главную страницу


(Последние исправления - 9.4.2002)